Способы и приемы выявления признаков экстремизма

    Проблема, обозначенная в названии главы, почти не представлена  в научной литературе, но в тоже время она весьма актуальна. Практическим органам, противодействующим экстремизму, необходимы методические рекомендации с определением способов и приемов выявления содержащихся в аудио-, видео — и печатных материалах признаков экстремизма. Способы и приемы выявления признаков экстремизма читайте далее.
 
       Выявление таких признаков экстремизма представляет собой анализ смыслового содержания информации, способной генерировать отрицательную эмоциональную установку по отношению к группе или индивиду. Побуждая к действиям против индивидов или группы, нарушая их права и свободы, нанося им ущерб.

выявление признаков экстремизма      Такое исследование признаков экстремизма затрагивает сразу несколько взаимосвязанных уровней: лингвистический, социально-психологический, культурологический (религиоведческий, исторический).

            Выявление признаков экстремизма носит комплексный характер и не может быть прерогативой только филологов. Или только историков религии, или только политологов и т.д. Как уже было сказано в предыдущей главе, в настоящее время признается, что при ведущей роли  психолингвистики (наука, изучающая воздействие слова на психику человека) в выявлении признаков, возбуждающих ненависть и вражду, необходимо привлечение специалистов (культурологов, религиоведов, этнологов). Способных оценить достоверность и объективность фактического содержания исследуемых материалов.
 

      Перед практическими органами, стоят задачи выявления признаков экстремизма на начальной стадии, что необходимо, в том числе и для профилактической работы, а также для эффективного построения работы со специалистами экспертами в плане правильного формулирования вопросов к исследованию (экспертизе).

          Устный или письменный текст, аудио – или видеоряд содержит информацию, свобода распространения которой гарантирована конституцией.
 
          В тоже время эта свобода может быть ограничена, если данная информация побуждает к насилию, к нарушению прав и свобод.
 

      Экстремизм – это использование крайних, деструктивных, выходящих за рамки дозволенного, средств для достижения радикальных религиозных или политических целей. Исследуя соответствующие материалы, мы не можем оценочно подходить к самим по себе взглядам, убеждениям, религиозным догмам. Личная мировоззренческая, идеологическая беспристрастность исследователя является необходимым условием и требованием закона.

 
           Для полноты и объективности исследования необходимо сопоставление мнений нескольких независимых друг от друга специалистов.
 
          При выборе специалиста для проведения исследования надо учитывать возможность его религиозной или идеологической ангажированности.    
 
       Поэтому следует  воздержаться от привлечения к исследованиям представителей общественных, политических или религиозных организаций. Их мнение может учитываться, но только в отношении частных фактических моментов исследования, но никак не окончательных выводов.
Например, с точки зрения представителей традиционного ислама на Северном Кавказе, ваххабизм является абсолютным злом и должен быть запрещен. В тоже время сам термин «ваххабизм» является названием одного из направлений ислама, системы религиозных взглядов, самих по себе экстремизмом не являющихся.
 
      За последние два года кафедрой философии УрЮИ МВД России по заказу органов внутренних дел, прокуратуры, органов государственной и муниципальной власти было проведено 36 внесудебных (допроцессуальных) исследований и судебных экспертиз аудио-, видео и печатных материалов на предмет наличия в них признаков экстремизма. Анализ результатов проведенных исследований позволяет сделать некоторые выводы о характере экстремистских проявлений в нашем регионе.
        В политической сфере материалы, несущие признаки экстремизма, в основном принадлежат «либеральной» оппозиции нынешнему политическому курсу руководства (СПС, «Оборона», сторонники Гарри Каспарова и Михаила Касьянова), в меньшей степени встречаются материалы «Национал-Большевистской партии» Эдуарда Лимонова, которая, впрочем, солидаризируется с вышеназванной оппозицией. Еще в гораздо меньшей степени представлены материалы левоэкстремистских движений (АКМ, РКСМБ)
 
    В этноконфессиональной сфере материалы, несущие признаки экстремизма, в основном носят антиеврейский (антииудейский) характер и принадлежат религиозно-политическим группировкам, для которых юдофобия является ключевой частью идеологии (сторонники Михаила Назарова, НДПР, большинство скинхедов)
      Особо хотелось отметить рост материалов, несущих признаки религиозного экстремизма и направленных против христианства и Русской Православной Церкви. Этот факт мы связываем с процессом возрождения и развития религиозной жизни и ростом влияния Православия на общественную и культурную жизнь страны. В частности, в первую очередь антихристианский характер носят книги В.Емельянова «Десионизация» и           И.Синявина «Стезя правды», а также признанные в 2008 году Верх-Исетским районным судом города Екатеринбурга экстремистской литературой книги В.Истархова «Удар русских богов» и «Что такое «Мертвая вода?».
 
      Особняком стоят материалы так называемого «молодежного экстремизма», под которым обычно понимаются группировки движения скинхедов. В материалах данного движения четко видны признаки расовой и религиозной ксенофобии, призывы к совершению насильственных преступлений, также пропаганда войны и культ насилия. Стоит отметить, что  материалы, изъятые у скинхедов, представлены, в основном, электронными версиями (текстовые файлы, аудио- и видеодиски).
Перед исследователем (экспертом) или сотрудником, принимающим решение об изъятии материалов и направлении их на исследование, стоит сложная задача — отыскать эту тонкую грань между свободой слова и призывом к насилию.
 

        В качестве методических аспектов и моментов, требующих внимания в таком исследовании, мы хотели бы отметить  следующее:

       1) Анализ представленного текста должен ответить на вопрос об истинности приводимых фактов.

      Очень часто в качестве непреложной истины преподносятся не фактические данные, а слухи, измышления, мифы и гипотезы, тенденциозно подобранные, извращенные вымышленные факты, бездоказательные утверждения и представления, отвергнутые современной наукой. Специалист в области исторической, религиоведческой, культурологической или политической науки в рамках своей компетенции должен ответить на вопрос об истинности приводимых фактов.
     Например, в книгу В.Истархова включена антиеврейская фальшивка — «Катехизис еврея в СССР», где утверждается о сознательно враждебном плане евреев по отношению к русским. В книге Г.Бутми «Кабала или свобода» содержится «Речь раввина к еврейскому народу», в которой показывается зловещий образ иудейства, но при этом даже не делается попытка указать выходные данные этого документа. То есть налицо попытка явную фальшивку выдать на истину. В книге В.Емельянова «Десионизация» приводится «Легенда об Адонираме», произведение, относящееся к жанру фантастики, то есть не имеющее статуса действительно серьезного историко-культурного документа. Смысл этой легенды в том, что иудаизм – это скрытый сатанизм и родоначальник масонства как международной организации, а христианство – это низшая степень посвящения в масонство.
 
        В книге М.Назарова «Жить без страха иудейска!», в главе «духовные истоки иудейского экстремизма» автор делает попытку отождествить иудаизм и сатанизм. Теологически обосновать «сатаноизбранность» современных иудеев и тем самым дискредитировать их в глазах общественного мнения. Цитирование слов Христа из Евангелия от Иоанна (8:44) «Ваш отец — Диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего» не может быть аргументом в силу того, что эти слова были сказаны в определенном историко–культурном контексте. И имели отношение к конкретным лицам той эпохи. Все основные направления современного христианства (православие, католицизм, протестантизм), признавая ложность религиозного выбора иудеев, не ставят знак равенства между иудаизмом и сатанизмом. Полагаем, что сравнение иудаизма с сатанизмом является умышленным приемом, направленным на демонизацию иудаизма в глазах общественного мнения. Внушение ужаса и отвращения по отношению к иудеям как к представителям этноконфессиональной группы.
 

           2) В правильной оценке специалиста нуждается сознательное искажение, извращение специфики тех или иных национальных или религиозных групп.

      Например, в вышеназванной книге В.Истархова автор искажает особенности христианского вероучения и религиозной практики, главного православного и католического богослужения – литургии, формируя у читателей отвращение к ним. И это не просто заблуждение, а сознательный подход, что мы  и видим в используемой при этом лексике: «Трактовать можно что хочешь и как хочешь, а факт остается фактом: христиане — это мистические людоеды, которые мысленно едят человечину и пьют кровь. Тем самым отдают свою душу дьяволу. И никакая демагогия этого факта не изменит и не оправдает. Воистину христианская церковь — это церковь дьявола. Пока что христианские попы не додумались предложить истинно верующим кушать (мысленно, конечно) христовый кал и пить христову мочу. Еще предложат, будьте уверены. Приятного вам аппетита, святые христиане!»
 
       В листовке, подписанной «Славянским Культурным Центром Национально-Державной партии России» «Чем живет страна-48» содержатся разжигание розни и оскорбления в адрес  Русской Православной Церкви, глумление над ее праздниками и святынями. Например, верующие называются баранами, икона «Живоносный источник» называется жидоносным, православный праздник Усекновение главы Иоанна Предтечи называется садистским, сами православные христиане именуются труполюбивой мразью. Данные высказывания основаны на сознательном искажении религиозной специфики Православия.
 
       Распространенным приемом является «полуправда-полуложь», то есть выборочное предоставление информации. Например, приводя ксенофобские высказывания из Талмуда или иудейской книги «Шулхан -Арух» как доказательства деструктивности иудеев как этноконфессиональной группы, авторы не показывают контекста, в котором они были сказаны,  и умалчивают о том, что, например, в Талмуде эти высказывания носят характер не императивных указаний, а мнений, высказанных в ходе дискуссии.
 

       3) Следует обращать внимание  на эмоционально окрашенную лексику, используемую в тексте.

       Например, в вышеназванной книге В.Истархова Христос назван параноиком и извращенцем, а христианство — духовным СПИДом. В книге И.Синявина «Стезя правды» говорится о «христианском наркотике, пропитавшем все поры нашей культуры», в отношении христианских святых используется однозначно негативное выражение – «труп ходячий», содержится фраза «не уподобься христианским священникам, произносящим проповеди елейными голосами, словно кастраты или пассивные гомосексуалисты». Данный специальный психолингвистический прием основан на использовании выражений, негативно воспринимающихся в массовом сознании.
 
       Наиболее ярким примером является использование слова «фашизм», которое в массовом сознании давно уже утратило свой историко-политологический смысл, а стало своеобразным ярлыком. Пример – название фильма К. Душенова «Еврейский фашизм. Россия с ножом в спине». Или листовка «Неприкосновенность вкладов», распространяемая противниками «партии власти» накануне выборов в ГосДуму 2007 года заканчивалась лозунгом «Единая Россия» — партия обыкновенного фашизма».
     Известно, что выражение «обыкновенный фашизм» является названием документального фильма Михаила Рома, эмоционально резко осуждающего фашизм. Три поколения жителей России хорошо знакомы с этим фильмом, поэтому использование данного выражения есть прием психолингвистического воздействия с целью дискредитировать партию «обыкновенного фашизма» — «Единую Россию».
 

       4) Специальным приемом является также сознательное и целенаправленное посягательство на  религиозные и национальные  святыни,  оскорбление религиозных и национальных чувств, что нарушает права и свободы, возбуждает национальную и религиозную рознь.

        Например, в книге И.Синявина «Стезя правды» содержится кощунственное, задевающее религиозные чувства христиан,  утверждение, что одно из главных религиозных действий христианской церкви – причащение, является «причащением к миру наркоманов и духовных мертвецов». Тут же говорится, что христианских святых – аскетов следовало бы сажать в сумасшедший дом. В книге В.Емельянова «Десионизация» говорится, что: «из недр Аравийского полуострова вышло племя профессиональных преступников-евреев (в дословном переводе с иврита — проходимцев)». Данный пассаж объявляет преступниками целый этнос – евреев, оскорбительно преподнося их самоназвание. К подобным примерам относится глумление над Холокостом, что лежит в основе целого ряда видеороликов, снятых студией «Формат 18», относящейся к направлению «скинхедов».
 
          Глумлением над исторической памятью русского народа и народов бывшего СССР следует назвать сознательное использование элементов фашистской (нацистской) символики, поскольку жители России, подавляющее большинство которых негативно относятся к нацизму, являются потомками жертв нацизма и героев, победивших нацизм в Великой Отечественной войне. Пропаганда нацизма унижает национальное достоинство русского народа и других народов бывшего Советского Союза как понесших наибольший урон от агрессии германского нацизма.
 

          5) С вышеназванным приемом связано такое проявление экстремизма, как пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их  отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности.

          Доведенная до предела идея исключительности приводит к дегуманизации представителей иной национальной или религиозной группы, что оправдывает насилие по отношению к ним.
 

         6) Следует обращать внимание на наличие четко обозначенного адресата разжигающих вражду высказываний.

    282 статья Уголовного кодекса России в качестве элемента объективной стороны преступления указывает на необходимость наличия конкретной национальной, религиозной, расовой, половой, языковой или социальной группы, в адрес которой приводятся высказывания. Поэтому далеко не всегда грубые и жесткие политические высказывания являются экстремистскими. Например, в печатном издании партии «Справедливая Россия» в Свердловской области, распространяемом накануне выборов в ГосДуму 2007 года представлено высказывание А.Буркова: «Я не позволю чиновникам грабить моих земляков!».
 
        Сама по себе эта фраза не носит характера разжигания социальной розни. Так как буквально понятое и изложенное наименование «чиновники» носит расплывчатый, неопределенный характер. Оно может означать не обязательно сотрудников аппарата действующей власти России. Но и чиновников общественных, религиозных организаций, чиновников из других стран и т.д. Жесткие, популистского толка, политические высказывания А.Буркова направлены против неопределенного круга лиц – «бюрократов, толстосумов, сидящих на чиновничьих креслах». Данное высказывание не персонифицирует объект, по отношению к которому предположительно могла бы разжигаться социальная рознь. Следовательно, признаков разжигания такой розни мы здесь не усматриваем.
 
        В предвыборных материалах КПРФ и ЛДПР 2007 года также не содержатся призывы к изменению политического строя или свержению действующей власти, так как резкая критика направлена против отдельных плохих чиновников, в том числе президента и правительства, но не против государства как такового.
 
        В тоже время примерами разжигания социальной розни может служить документальный фильм «Психиатрия. Индустрия смерти» саентологической организации ГКПЧ (Гражданская комиссия по правам человека). Объектом вражды в данном случае является социальная группа, образованная по признаку профессиональной деятельности и именуемая в фильме «психиатры», то есть профессиональное психиатрическое сообщество.
 

       7) Зачастую  признаки экстремизма пытаются обнаружить в политической полемике, оценивая ее как клевету.

      Под клеветой как признаком экстремизма понимает публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением.
 

        8) Приемом, направленным на возбуждение вражды и ненависти, является формирование установки на принципиальное противоречие, несовместимость социальных, национальных, религиозных групп.

      Например, с психолингвистической точки зрения фраза «Мир народам, война властям» (размещенная в канун выборов в ГосДуму 2007  на одном из зданий органов государственной власти России в Свердловской области) построена с использованием антонимов, то есть слов, противоположные по своему лексическому значению. Понятия «мир» и «война»  обозначают взаимоисключающие, несовместимые  явления. Они соотносятся в высказывании с другой парой явлений, и взаимоисключающий смысл переходит  на эту пару явлений: народам  –  мир, а властям – война. Благодаря использованию такого психолингвистического приема потенциальному читателю исследуемой фразы внушается мысль о враждебности, принципиальной несовместимости «народов» и «властей».
 

      9) Авторы экстремистских материалов  в ряде случаев используют сознательное нарушение основных логических законов.

   Например, в листовке сторонников антипутинской оппозиции «Налоги — это грабеж!» авторы под видом теоретико-политических рассуждений пытаются внедрить в сознание читателей мысль о вредности и неприемлемости выполнения своей конституционной обязанности – уплаты законно установленных налогов и сборов. Для этого используется прием подмены понятий. Сущностным признаком налогов определяется принуждение, которое неправомерно отождествляется  с насилием, а насилие приравнивается к грабежу, то есть аморальному поступку и преступлению. Налицо сознательное выстраивание логически порочной цепочки рассуждений.
 
        Авторы листовок той же серии  «Неприкосновенность вкладов», «Единая Россия – партия фашистского толка?» используют прием негативных исторических параллелей, сравнивая нынешнюю российскую власть с большевистским режимом, и с фашистскими государствами XX века. Для усиления этого сравнения, в листовке «Неприкосновенность вкладов», например, используются современные жаргонные выражения из СМИ «силовики» и «либералы», с которыми отождествляются политические персонажи 20-х годов – сторонники НЭПа и карательные органы.  В листовке «Единая Россия – партия фашистского толка?» делается попытка найти  отдельные схожие элементы в политике и экономике современной России и фашистских режимов Италии и Германии прошлого века. Однако при этом сознательно умалчивается, что один и тот же признак в разных социально-исторических контекстах может иметь абсолютно противоположный смысл. Например, инфляция, государственный статус центральных каналов СМИ или активное сотрудничество государства и Церкви объявляются признаками фашизма, что не соответствует действительности.
 

          10) Особо следует отметить использование создателями экстремистских материалов средств эстетического воздействия, художественных образов и символов.

     Прежде всего, закон прямо запрещает использование нацистской символики. Причем таковой считается не столько ее фактическая историко-политическая принадлежность, сколько ее узнаваемость в массовом сознании («до степени смешения»). Главным элементом нацистской символики является свастика, стоящая на ребре в 45°, с концами направленными в правую сторону. Именно такой знак находился на государственном знамени национал-социалистической Германии с 1933 по 1945 гг. А также на эмблемах гражданских и военных служб этой страны. Однако следует помнить, что такая свастика является не только символом германского нацизма, но и традиционным символом, используемым многими религиями и культурами. Такая свастика (солярный символ, гамматический крест) может находиться и в оформлении православных храмов и икон, и в орнаменте мечетей, и в буддистских и индуистских символах. Естественно, к нацизму это не имеет никакого отношения.
 
         Еще одним общеизвестным символом германского нацизма является так называемое «римское приветствие» — вскидывание правой руки с открытой ладонью под углом примерно 45°, а также руны (знак «СС»)
 
          Конечно же, большое значение имеет контекст использования подобной символики.  Нельзя считать пропагандой нацисткой символики и идей нацизма деятельность историков, членов военно-исторических клубов и обществ, их печатных изданий и сайтов. Но они должны в своих материалах обязательно делать соответствующее предупреждение. (Например, «данный сайт является историко-культурным проектом и не пропагандирует идеи нацизма»). В качестве примера можно  привести инцидент, связанный с продажей в магазине сувениров «Старый солдат» элементов униформы с нацистской символики. Поскольку витрина магазина является публичным место, то наличие на ней соответствующей символики могло быть расценено как ее публичное демонстрирование.
 
         Также может использоваться прием карикатурных изображений текстов для усиления их воздействия на массовое сознание. В качестве примера можно привести книгу Г.Бутми «Кабала и свобода». На обложке которой в искаженном, карикатурном виде изображены чиновники, евреи и сотрудники милиции.
 

      10) Следует помнить, что далеко не все символы, используемые экстремистскими группировками, несут признаки экстремизма.

     Например, черно-бело-желтый флаг является всего лишь одним из флагов российской империи и к нацизму не имеет никакого отношения. Многие элементы субкультуры скинхедов носят характер символов для идентификации в кругу «своих» и поэтому не могут считаться экстремистскими. Подлинный смысл этих символов понятен широкому кругу только при специальной расшифровке. Например, сочетания цифр «88» на языке скинхедов означает «Heil Hitler». 14 – 14 слов «We must secure the existence of our people and a future for white children». Мы должны сохранить само существование нашего народа и его будущее для детей Белого Человека», автор Давид Лэйн (один из идеологов расизма в США).
 

        11) Принципиальным моментом в выявлении признаков экстремизма является доказательство факта публичности распространяемых материалов. То есть стремление автора донести смысл информации до максимально большего числа адресатов.

          Например, в случае распространения листовок предположительно экстремистского содержания накануне думских выборов в одном из городов Свердловской области, о публичном характере распространения могли свидетельствовать следующие обстоятельства:
 
  • а) Место распространения – вход в офис регионального отделения политической партии «Единая Россия».  Так как «Единая Россия» — это один из наиболее активных участников политического процесса. Ее офис является одним из самых посещаемых политически активными гражданами мест в городе. В качестве подтверждения можно проверить статистику посещений данного офиса и сравнить ее с посещаемостью офисов других политических организаций в городе.  При этом среди посетителей офиса «Единой России» были как представители власти, так и обычные граждане.
  • б) Время распространения. Согласно прилагаемому протоколу осмотра места происшествия,  листовки были обнаружены и находились в вышеуказанном месте 19 декабря. Из этого следует, что они были распространены в декабре 2007 года, сразу же после выборов в Государственную Думу и в преддверие мартовских выборов президента РФ. То есть их распространение было по времени политически ангажированным, сориентированным на формирование мнения потенциальных избирателей.
  • в) Способ распространения. Согласно прилагаемому протоколу осмотра места происшествия,  листовки были обнаружены и находились в правом креплении около входа в вышеупомянутый офис на высоте 1,65 метра от земли.
 
       Данная высота как раз соответствует тому, что бы человеку среднего роста было удобно взять эти листовки.
   В протоколе отмечено, что листовки были сложены так, что проходящему мимо человеку не видно их содержания. Данное обстоятельство может быть проинтерпретировано с точки зрения психологической науки.
 
     Процесс восприятия имеет общие закономерности, среди которых психологи выделяют целостность восприятия. Даже в тех случаях, когда мы не воспринимаем некоторые признаки знакомого объекта, мы мысленно их дополняем. Таким образом, воспринимающий сложенные листки домысливает то, что они могут содержать текст, который может быть интересен для прочтения.
 
        Следует учитывать еще одну закономерность восприятия – апперцепцию, то есть  «зависимость восприятия от опыта, знаний, интересов и установок личности» . Выше уже было сказано, что посетителями данного офиса являются преимущественно политически активные граждане. Поэтому они воспринимают свернутые листовки направленно, то есть как материалы, возможно несущие интересную политическую информацию.
 
        Важным является расположение листовок у входа в офис справа от воспринимающего их лица. С точки зрения принципов нейро-лингвистического программирования (одно из направлений современной психологии) человек  более внимательно воспринимает предметы, расположенные справа и сверху. Это связано с устройством головного мозга, в котором левое полушарие отвечает на аналитическое познание, а  правое полушарие за эмоционально-образное познание.
 
         Специалисты public relations проводили исследования. В ходе которых было установлено, что наибольшим успехом пользуется реклама, расположенная (на листе, плакате, экране) справа и сверху.
           Поэтому листовки, расположенные справа и сверху от центра входа в офис, привлекают внимание в большей степени, нежели чем, если бы они были расположены иначе. Даже если распространители листовок и не использовали этот прием умышленно. Они действовали в соответствии с нейролингвистическими принципами своей собственной психики, следуя своему желанию привлечь внимание широкого круга лиц.
 
       Приведенный список методических проблем является далеко не исчерпывающим и открытым для дополнения. В качестве главного хотелось бы отметить необходимость постоянной обратной связи между теоретиками и практиками противодействия экстремизму.