Актуальные проблемы правового статуса психолога и педагога в уголовном судопроизводстве по делам несовершеннолетних

Автор: | 22.01.2018

Актуальные проблемы правового статуса психолога и педагога в уголовном судопроизводстве по делам несовершеннолетних

(Матвеев С.В.) (“Российский судья”, N 3, 2002)

Информация о публикации “Российский судья”, 2002, N 3

психолог по делам несовершеннолетних

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА ПСИХОЛОГА И ПЕДАГОГА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ ПО ДЕЛАМ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

С.В. МАТВЕЕВ

Матвеев С.В., МГЮА, кафедра уголовно – процессуального права и судоустройства.

Проблема правового статуса педагога, участвующего в следственных действиях с несовершеннолетними, появилась практически с того момента, когда в 1966 году в УПК РСФСР было внесено Указом Президиума Верховного Совета РСФСР дополнение, а именно в статье 133.1 “Участие специалиста”.

специалист по делам несовершеннолетних

Мнения ученых о процессуальном положении педагога разделились. Большинство процессуалистов и криминалистов рассматривает педагога как специалиста, обладающего знаниями и навыками в области детской, подростковой, юношеской психологии или как разновидность специалиста, участвующего в следственных действиях <*>.

<*> Мельникова Э.Б. Участие специалиста в следственных действиях. М., 1964. С. 38 – 39. Серов В.А. Участие специалиста в расследовании уголовных дел. Проблемы правосудия и уголовного права. М., 1970. С. 81 – 82. Руководство для следователей. Часть первая. М.: Юридическая литература, 1981. С. 196, Леви А.А., Пучкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем. М.: Юридическая литература, 1987. С. 8. Махов В.Н. Теория и практика использования знаний сведущих лиц при расследовании преступлений: Автореф. дис… докт. юрид. наук. Москва, 1993. С. 26. Евстигнеева О.В. Использование специальных познаний в доказывании на предварительном следствии: Дис… канд. юрид. наук. Саратов, 1998. С. 53.

тренировка по делам несовершеннолетних

Однако существует и другое мнение. Строгович М.С. считает, что “абсолютно неправильно вызываемого к следователю педагога для участия в допросе несовершеннолетнего обвиняемого отождествлять с тем специалистом, участие которого предусмотрено статьей 133.1 УПК РСФСР” <*>. О том, что педагог наделен более широкими правами, которые для специалиста не предусмотрены, а именно: правом задавать вопросы несовершеннолетнему, делать замечания о правильности и полноте имеющихся в протоколе допроса записей, а также тем, что он по отношению к следователю более самостоятелен, указывает Мельникова Э.Б. <**>, Порубов Н.И. <***>

<*> Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. М.: Юрид. лит., 1970. С. 477.
<**> Комментарий к УПК РСФСР / Под редакцией Савицкого В.М. М.: Проспект, 2000. С. 505.
<***> Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск: Вышейшая школа, 1973. С. 106.

Обратимся еще к одной точке зрения. Арсеньев В.Д., Заболоцкий В.Г. предлагают считать участие педагога в допросе несовершеннолетних как самостоятельную процессуальную форму применения специальных знаний наряду с экспертизой, участием специалиста в следственных действиях, переводчика в следственных действиях. <*> Эту позицию поддерживает в своем диссертационном исследовании и Макаренко И.А. <**>

<*> Арсеньев В.Д., Заболоцкий В.Г. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. Красноярск, 1986. С. 5.
<**> Макаренко И.А. Система тактических приемов допросов несовершеннолетнего обвиняемого с учетом следственных ситуаций и психологических свойств допрашиваемого. Дис… канд. юрид. наук. Уфа, 1998.С. 107.

Среди юристов нет единства и во взгляде на допустимость и полезность вообще использования помощи специалистов, в том числе и педагогов, при допросе. Вполне справедливо отмечается, что с формальной точки зрения участие специалистов (за исключением участия педагогов в допросе несовершеннолетних свидетелей, потерпевших и обвиняемых) в допросе статья 133.1 УПК РСФСР не предусматривает, так как согласно требованиям закона специалист вызывается следователем для участия в производстве следственного действия в случаях, предусмотренных УПК РСФСР, а применительно к такому следственному действию, как допрос, законодатель этого не предусмотрел. А.Н. Васильев, Л.М. Карнеева против приглашения специалиста для участия в допросе, так как в законе нет на это соответствующего указания <*>. Гуковская Н.И. считает, что помощь педагога при допросе несовершеннолетних представляется весьма сомнительной.

Наличие посторонних людей при допросе мешает созданию доверительной атмосферы, как бы сковывает допрашиваемого. Присутствие педагога смущает подростка, он не хочет показать себя с отрицательной стороны. Педагог чувствует себя тоже не лучшим образом, поскольку для него участие в допросе непривычно.

проблемы по делам несовершеннолетних

На основании вышесказанного делается вывод, что присутствие педагога на допросе служит зачастую помехой, а не подспорьем в установлении психологического контакта с несовершеннолетним обвиняемым <**>. Более того, ряд ученых отмечает, что расширительное толкование при реализации норм УПК РСФСР относительно допроса может привести к нарушению закона, выражающемуся в необоснованном психологическом воздействии на допрашиваемого, а в отношении подозреваемого и обвиняемого – влекущему за собой ущемление прав на защиту и нарушение законных интересов этих участников предварительного расследования <***>.

<*> Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970.С. 64.
<**> Гуковская Н.И. Участие третьих лиц в допросе обвиняемого (в порядке обсуждения). Вопросы борьбы с преступностью. М., 1974. С. 110 – 112.
<***> Комиссаров В.Н. Конституционные и процессуальные гарантии подозреваемого и обвиняемого при допросе. Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. Саратов, 1981. С. 152.

Мельникова Э.Б., напротив, отмечает, что “необходимость учета возрастных особенностей психики несовершеннолетних требует участия педагога. Отсутствие его может создать известную неполноту в проведении допроса и отразиться на его качестве” <1>. Большинство ученых, в том числе Винберг А.Н., Махов В.Н., поддерживают мнение, изложенное выше, о том, что участие специалистов (педагогов и других) положительно влияет на результаты процессуального действия <2>. Судебная практика идет по пути расширительного толкования участия педагогов в процессуальных действиях не только при допросе несовершеннолетних свидетелей, потерпевших, обвиняемых, что предусмотрено законом, но и при проведении иных следственных действий, таких, как опознание.

Указывается на то, что при предъявлении для опознания лиц или предметов свидетелю или потерпевшему, не достигшему 14 лет, обязательно участие педагога. Проводя допрос этих лиц перед предъявлением для опознания, а также предъявляя им объекты для опознания, следует учитывать их возрастные и индивидуальные особенности, а также степень развития. <3> По делу Б. был исключен протокол опознания обвиняемого малолетней потерпевшей, поскольку в этом опознании не участвовал педагог <4>.

<1> Мельникова Э.Б. Участие специалиста в следственных действиях. М., 1964.С. 77 – 78.
<2> Винберг А.Н. Специалист в процессе предварительного расследования // Социалистическая законность. 1961. N 9. С. 31, 33. Махов В.Н. Участие специалистов в следственных действиях. М., 1975. С. 84.
<3> Сборник постановлений Пленума и определений коллегии Верховного Суда СССР по уголовным делам. 1959 – 1971. М., 1973. С. 337 – 340.
<4> Архив Московского областного суда, дело N 2-301-78/94.

По делу Л. Верховный Суд СССР также признал нарушением закона проведение опознания обвиняемого малолетней потерпевшей без участия педагога <*>.

<*> Бюллетень Верховного Суда СССР. 1965. N 3. С. 28.

Как мы видим, мнения ученых по вопросу правового статуса педагога различны, а в некоторых моментах и диаметрально противоположны.

С начала 90-х годов идет активная работа над новым проектом Уголовно – процессуального кодекса РФ. На наш взгляд, законодатель учел многолетние дискуссии по вопросу применения специальных знаний, в том числе и в области психологии несовершеннолетних, в Уголовно – процессуальном кодексе РФ (далее – УПК РФ) <*>, определив в статье 58, что специалист – лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств, в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Значительно расширены права специалиста. Специалист вправе:

<*> Уголовно – процессуальный кодекс РФ // Российская газета. 22 декабря 2001 года.

1) задавать вопросы участникам следственного действия с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда (в настоящее время этим правом обладает лишь педагог в допросе несовершеннолетних);

2) знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он принимал участие, и делать заявления и замечания, которые подлежат занесению в протокол (статья 397 УПК РСФСР предусматривает, что по окончании допроса педагог имеет право сделать письменные замечания лишь о правильности и полноте записей следователем показаний несовершеннолетнего обвиняемого, что относится только к ведению протокола, а не к его содержанию); <*>

<*> Комментарий УПК РСФСР / Под редакцией Савицкого В.М. М.: Проспект, 2000. С. 506.

3) приносить жалобы на действия (бездействия) дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающего его права.

Думается, что вышеуказанные положения во многом устраняют проблемные моменты и различия в правовом статусе педагога и специалиста, позволяют сделать вывод о том, что педагог – это специалист, обладающий знаниями в психологии несовершеннолетних. Тем более статья 168 УПК РФ гласит, что следователь вправе привлечь к участию в следственном действии специалиста. Следовательно, законодатель предусматривает в случае необходимости участие специалиста ВО ВСЕХ (выделено нами. – М.С.) следственных действиях, где следователю необходимы специальные знания в целях получения объективной и достоверной информации по расследуемому уголовному делу.

Другой не менее важной проблемой правового статуса является проблема, кого именно необходимо привлекать в качестве специалиста в области детской, подростковой и юношеской психологии. В действующем УПК РСФСР речь идет только о привлечении к допросу несовершеннолетних свидетелей, потерпевших, обвиняемых педагога. Макаренко И.А. в своем диссертационном исследовании обосновывает необходимость участия в допросе несовершеннолетнего обвиняемого именно педагога, и только в тех случаях, когда привлечение к допросу несовершеннолетнего обвиняемого нецелесообразно при совершении преступления с особым цинизмом, дерзостью, по тактическим соображениям возможно приглашение специалиста в области подростковой и юношеской психологии <*>.

<*> Макаренко И.А. Указанное сочинение. С. 108 – 109.

Напротив, профессор Костицкий В.М. обосновывает преимущественность привлечения к процессуальным действиям прежде всего специалиста в области детской и юношеской психологии, и лишь при отсутствии такового и как исключение – педагога <*>.

<*> Костицкий В.М. Использование специальных психологических знаний в советском уголовном процессе: Дис… докт. юрид. наук. Львов, 1990.С. 16.

Представляется более верной последняя точка зрения. Обратимся к истории. Психологическая наука с середины 30-х до середины 60-х годов развивалась в рамках и в связи с педагогикой.

В этот период даже ученые степени в области психологии не присваивались (имело место присвоение степени кандидата или доктора педагогических наук – по психологии). Психологические исследования проводились в рамках педагогики, поэтому законодатель, вкладывая в участие педагога понимание необходимости применения специальных психологических знаний, не мог поручить привлечение в качестве специалиста к этим действиям кого-то другого, кроме педагога <*>.

<*> Костицкий В.М. Указанное сочинение. С. 176.

В 1976 году Пленум Верховного Суда СССР “О практике применения судами законодательства по делам несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность” указывал на необходимость привлечения специалистов в области детской и юношеской психологии к производству по делам несовершеннолетних <*>.

<*> Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1929 – 1986. М., 1987.С. 740.

Мельникова Э.Б. также полагает, что более полезными при допросе будут специальные познания не педагога, а психолога или врача – психотерапевта, присутствие при допросе несовершеннолетнего такого специалиста позволит обеспечить полноту допроса с помощью правильно сформулированных вопросов <*>. Тем более что статья 421 УПК РФ предусматривает в качестве одного из обстоятельств, подлежащих установлению по делам несовершеннолетних, – определение уровня психического развития и иных особенностей личности несовершеннолетнего, а именно психология как наука занимается выявлением закономерностей функционирования и развития психики. В УПК РФ, на наш взгляд, необходимо отразить приоритет участия психолога в следственных и судебных действиях с участием несовершеннолетних, закрепив, что в качестве психолога может быть допущено только лицо, имеющее высшее психологическое образование со специализацией в области детской, подростковой, юношеской психологии и имеющее стаж работы по специальности не менее трех лет.

Педагог может участвовать в уголовном судопроизводстве по делам несовершеннолетних только как исключение при невозможности обеспечения присутствия психолога.

<*> Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии. М.: Дело, 2001. С. 96.

Считаем, что статьи 191 и 280, а также статья 425 УПК РФ, в которых идет речь об участии специалистов в допросе несовершеннолетних свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого, имеют определенные разногласия, которые являются принципиальными. Так, закреплено положение об участии в допросе несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего как на предварительном, так и в ходе судебного следствия только педагога, а при допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого – педагога или психолога. Целесообразно дополнить статьи 191 и 280 УПК РФ и возможностью участия психолога.

По нашему мнению, законодатель в УПК РФ не отошел, к сожалению, от некоторых стереотипов, присущих ныне действующему УПК РСФСР.

Речь идет о том, что возможность участия психолога, педагога полностью зависит от процессуального положения несовершеннолетнего как участника уголовного процесса.

Часть 3 статьи 425 предусматривает, что в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего шестнадцатилетнего возраста либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно, а в части 1 статьи 191, части 1 статьи 280 мы находим, что допрос несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля до четырнадцати лет, а по усмотрению следователя и допрос потерпевшего и свидетеля в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет проводится с участием педагога. Автор считает, что это ошибочная позиция и целиком поддерживает точку зрения Гинзбурга А.Я., который пишет, что “законодатель, решая вопрос об участии педагога или врача в допросе несовершеннолетнего, должен исходить из психологических особенностей подростков одного возраста, а не из их процессуального положения” <*>.

Поэтому автору представляется, что в статьи 191 и 280 УПК РФ необходимо внести изменение о том, что по ходатайству самого несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля, его защитника, законного представителя о вызове для участия в допросе психолога или педагога следователь обязан удовлетворить это ходатайство и обеспечить участие вышеуказанных специалистов. Полагаем, что данным положением необходимо дополнить и статью 425 УПК РФ и предусмотреть возможность участия в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого старше шестнадцати лет психолога или педагога, а не связывать это только с психическим расстройством или отставанием в психическом развитии.

<*> Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания. М., 1971. С. 7.

Законодательное закрепление правового статуса психолога и педагога, акцентирование внимания на целях, ради которых они приглашаются, должны послужить импульсом к тому, чтобы следователи активнее привлекали их к участию в производстве по уголовному делу. Ведь психолог, педагог может оказать значительную помощь в определении особенностей восприятия, запоминания, воспроизведении информации, свойств, состояний нервной системы, акцентуаций характера, интеллектуальных особенностей, разъясняет сущность психологических особенностей несовершеннолетних разных возрастных групп. Психолог и педагог помогают устанавливать психологический контакт с несовершеннолетними, вырабатывают вместе со следователем, используя свои специальные знания в психологии, верную тактику проведения следственных действий, формулируют вопросы с учетом особенностей психики несовершеннолетних.

Автор убежден, что активное взаимодействие следователя, прокурора, судьи с психологом и педагогом является одним из важнейших способов, помогающих избежать как лжесвидетельства, так и добросовестного заблуждения в ходе получения показаний от несовершеннолетних. Тем самым обеспечивается достоверность показаний несовершеннолетних. А это в свою очередь служит основой для всестороннего, полного, объективного исследования обстоятельств совершенного преступления, привлечения к уголовной ответственности именно лиц, виновных в совершении преступления, и назначения им справедливого наказания.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.