Об организации работы психолога в суде

Автор: | 17.01.2018

Об организации работы психолога в суде

(Васильева А.С., Калинкин С.В.)

(“Мировой судья”, 2006, N 7)

(“Администратор суда”, 2006, N 1)

Информация о публикации

“Мировой судья”, 2006, N 7

работыОБ ОРГАНИЗАЦИИ РАБОТЫ ПСИХОЛОГА В СУДЕ

А.С. ВАСИЛЬЕВА, С.В. КАЛИНКИН

Васильева А.С., кандидат юридических наук, судья Кировского районного суда города Екатеринбурга.

Калинкин С.В., кандидат юридических наук, помощник судьи Свердловского областного суда.

В последние годы судебная система России активно экспериментирует в стремлении определить задачи и возможности применения психологических знаний в непосредственной деятельности людей, осуществляющих правосудие. С 1997 г. ход соответствующих экспериментов и их результаты систематически доводятся до сведения руководителей судов. Естественно, и в юридической литературе ведется широкая дискуссия относительно предполагаемых функциональных обязанностей психолога в случае введения соответствующей должности в штат <*>.

Думается, что сейчас именно то время, когда нужно систематизировать высказанные мнения и приступить к практическому исполнению замысла.

——————————–

<*> См.: Ткачев В. От Кодекса чести судьи к Кодексу судейской этики // Российская юстиция. 2003. N 4; Буньков В., Лукманов М., Сумароков И. Судьи работают на износ.

В судах нужны кабинеты психологической разгрузки // Российская юстиция. 2001. N 8; Панасюк А.Ю.

Разрешение конфликтных ситуаций: стратегия и тактика судьи // Российская юстиция. 1997. N 5.

История изучаемого вопроса относительно коротка, в смежных структурах органов государственной власти (органах безопасности, милиции, прокуратуре, армии <*>) современные достижения психологической науки начали использоваться несколько раньше, чем в судах, в которых на тот момент только проводились соответствующие эксперименты <**>.

——————————–

<*> См., например: Приказ Министра внутренних дел Российской Федерации от 22 августа 1995 г. N 330 “О центрах психологической диагностики МВД, ГУВД, УВД”; Приказ Министра обороны Российской Федерации от 26 января 2000 г. N 50 “Об утверждении руководства по профессиональному психологическому отбору в Вооруженных Силах Российской Федерации”.

<**> Постановление Президиума Совета судей Российской Федерации от 26 июля 2002 г. “О результатах эксперимента по психодиагностическому обследованию кандидатов на должность судьи и перспективах использования методов психодиагностики в кадровой работе“.

В настоящее время можно выделить ряд направлений, в которых наиболее важны работы психологов:

– профессиональная психодиагностика (психологическое диагностирование кандидатов на должности судей и лиц, претендующих на занятие должностей государственной службы в судебной системе);

– профессиональная психопрофилактика (психологическое обеспечение деятельности судьи и работников аппарата суда, не связанной непосредственно с отправлением правосудия);

– психологическое обеспечение деятельности по отправлению правосудия.

По каждому из них есть вполне определенные перспективы.

Наиболее освещаемое направление работы психологов в судебной системе – это профессиональная психодиагностика. По данному вопросу неоднократно высказывались Совет судей России, ученые психологи и юристы. В Постановлении Президиума Совета судей России от 26 июля 2002 г. “О результатах эксперимента по психодиагностическому обследованию кандидатов на должность судьи и перспективах использования методов психодиагностики в кадровой работе” отмечено, что “высокий уровень требований к профессиональной подготовке, морально-нравственным и иным качествам лиц, претендующих на должность судьи, определяет необходимость использования современных методов изучения личности”.

Ученые-практики даже высказывают предложение законодательно закрепить обязанность прохождения психологической диагностики <*>.

——————————–

<*> Клеандров М. Нужен федеральный закон о проверке кандидатов в судьи // Российская юстиция. 2000. N 11.

Однако удивляет один момент: ни разу мы не встретили предложения подвергать психодиагностированию лиц, поступающих на должности государственной службы в суды (помощники судей, секретари суда и судебных заседаний, начальники отделов и пр.). Данное обстоятельство выглядит более чем странно. Абсолютное большинство самих судей отмечает, что основным источником пополнения судейского корпуса должен стать институт помощников судей <*>.

Так почему бы не проводить диагностику лиц, желающих стать судьями, на самом раннем этапе их профессионального становления, когда еще можно подвергнуть коррекции те или иные негативные моменты, вместо того чтобы делать это в отношении уже сложившегося человека. Более того, обратившись к опыту системы органов внутренних дел, мы увидим, что психологическое обследование при поступлении на службу в указанные органы проходят все. Но неужели работа помощника судьи имеет меньшее значение, чем работа сержанта ППС? Конечно, нет.

Но тогда почему никого не интересуют психологические характеристики лиц, назначаемых на такие должности?

——————————–

<*> Юдин В. Проблемы отбора кандидатов на должности судей и помощников судей // Российский судья. 2005. N 11.

работы

Также нам представляется спорным то обстоятельство, что кандидаты на должность судьи тестируются теми же способами, что и лица, поступающие на службу в милицию, в противопожарную службу. Полагаем обоснованным все-таки дифференцировать средства психологической диагностики.

К сожалению, не были оглашены широкой общественности выработанные требования, которым должен отвечать кандидат на должность судьи. По нашему мнению, судья должен обладать следующими качествами: эмоционально-волевой устойчивостью, бесконфликтностью, работоспособностью, коммуникабельностью. Другие авторы выделяют следующие требования:

– способность к накоплению, анализу и оценке необходимой юридически значимой информации;

– способность оградить себя от внушающего влияния письменно закрепленных материалов дела, способствующих возникновению психической установки;

– способность выделить существенное, отделить факты от эмоционально-оценочных отношений к ним;

– устойчивость к различным эмоционально-речевым приемам воздействия, к патетическим призывам и сентиментальным оценкам.

Также, по их мнению, у кандидатов на должность судьи необходимо выявлять:

– психические состояния (сомнения, тревожность, утомление, психической напряженности), существенно ослабляющие познавательную активность, проявление профессионально значимых способностей, опыта;

– вероятность возникновения психосоматических расстройств и заболеваний, связанных с профессиональной деятельностью <*>.

——————————–

<*> Алиэскеров М.А.., Енгалычев В.Ф. О психологическом обеспечении деятельности судов // Российский судья. 2004.

N 5. С. 12.

Психологические черты, которыми должны обладать лица, претендующие на занятие должностей государственной службы в судебной системе, относятся, на наш взгляд, к профессиональным навыкам и должны быть закреплены в соответствующих должностных регламентах (ч. 6 ст. 12 Федерального закона России N 79-ФЗ “О государственной гражданской службе Российской Федерации” <*>).

——————————–

<*> Собрание законодательства Российской Федерации. N 31. Ст.

3215.

Необходимо отметить, что перечень свойств, подлежащих психологической диагностике кандидатов на различные должности в судебной системе, пока что больше отражает желаемое, чем реально доступное методам психологии, и здесь еще многое нужно уточнять по ходу работы. Полагаем, что настало время для серьезного обсуждения этой проблемы на уровне Судебного департамента в целях утверждения единого порядка и условий осуществления этой немаловажной процедуры.

Под профессиональной психопрофилактикой мы понимаем работу, направленную на нейтрализацию негативных моментов работы судей и работников аппарата суда. Актуальность данной деятельности была отмечена в Постановлении Совета судей России от 31 января 1997 г. “О реализации целевой межведомственной научно-практической программы “Медико-психологическое сопровождение, профилактика психотравмирующего воздействия факторов профессионального стресса и восстановления здоровья судей Архангельской области”, в котором указано на своевременность и актуальность данной программы, направленной на восстановление и укрепление здоровья, профессиональной активности, оптимизации психологического статуса и повышение качества жизни судей. Судьи, особенно судьи районных (городских) судов, всегда отмечали неадекватную служебную нагрузку, с которой им приходится сталкиваться в своей деятельности <*>.

Результатами длительной работы в таком режиме являются: расстройства сна у 79,1 процента анкетируемых, систематический прием успокаивающих препаратов – 63,5 процента опрошенных, исследователи отмечают, что “судьи работают на износ, доходя до состояния нервного истощения. Среди различных последствий негативного воздействия стресса наиболее типичным является развитие психосоматических заболеваний: ишемической болезни сердца, гипертонической болезни, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки” <**>.

——————————–

<*> Топильская Л. Как нам обустроить судебную власть // Российская юстиция. 2000. N 11.

<**> Буньков В., Лукманов М., Сумароков И. Судьи работают на износ. В судах нужны кабинеты психологической разгрузки // Российская юстиция. 2001.

N 8. С. 75 – 76.

На данном направлении, как и на предыдущем, мы полагаем целесообразным проводить работу и с судьями, и с работниками аппарата суда. В качестве причин мы можем назвать те же обстоятельства, что и у судей: перегруженность, постоянный контакт с участниками процесса. Занимаясь психопрофилактикой, специалист, конечно, должен основывать свою работу на данных психодиагностики. При этом полагаем, что психодиагностирование для данной цели должно носить систематический характер, а не только при поступлении на должность, периодичность такой диагностики можно привязать к периодичности аттестации судей, работников аппарата суда.

Такая работа позволит выявить динамику психического состояния указанных лиц, что позволит проводить своевременную корректировку психики и борьбу с появлением негативных моментов в их состоянии.

К сожалению, третье выделенное нами направление работы практически не нашло никакого отражения в современной юридической литературе. Данная деятельность судебного психолога как сотрудника аппарата суда, конечно, не может быть направлена на проведение экспертиз, так как это относится к компетенции учреждений, осуществляющих судебно-психиатрические экспертизы <*>. Однако полагаем, что в действующем процессуальном законодательстве отсутствуют препятствия к привлечению психологов для дачи заключений специалистов в порядке, предусмотренном ст. ст. 58, 168 УПК РФ, ст. 188 ГПК РФ.

Наличие в штате суда собственного психолога позволит решить проблему проведения допросов несовершеннолетних подсудимых (ст. 425 УПК РФ), также их можно привлекать и к участию в допросе несовершеннолетних свидетелей, потерпевших, хотя это и не требуется по закону, для того чтобы оценить возможность указанных лиц адекватно воспринимать и воспроизводить информацию. Здесь же необходимо отметить, что сомнения в способности полно и достоверно описывать события, интересующие суд, иногда вызывают лица, длительное время употребляющие наркотики, алкоголь, престарелые люди.

В изложенных случаях психолог может как помочь судье с оценкой показаний тех или иных лиц, так и оказать помощь в составлении вопросов эксперту-психиатру в случае наличия необходимости.

——————————–

<*> Приказ Министра здравоохранения Российской Федерации от 19 мая 2000 г. N 165 “О медицинском психологе в судебно-психиатрической экспертизе” // Здравоохранение. 2000. N 7.

На этом же участке работы необходимо особо отметить значимость психологических знаний в процессе назначения наказания, освобождения от него. Если мы обратимся к опыту смежных структур, то увидим, что в уголовно-исполнительной системе России психологи уже давно осуществляют деятельность по обоснованности изменений правового статуса лиц, осужденных к лишению свободы. В частности, каждый осужденный, претендующий на перевод из исправительной колонии в колонию-поселение, подвергается психологическому обследованию на предмет возможного совершения им побега. Однако в настоящее время наши судьи реализуют пенальную функцию, основываясь исключительно на своем житейском опыте. Конечно, возраст, образование и стаж работы как формальные критерии могут свидетельствовать о том, что судьи делают свои выводы не на пустом месте.

Однако представляется, что более обоснованными в части решения вопросов назначения наказания будут выглядеть те судебные решения, которые помимо доказательственной базы, собранной органами предварительного расследования, будут содержать в себе ссылки на заключения специалистов-психологов. В частности, целесообразно проведение психологами исследований подсудимых по следующим вопросам:

– решение вопроса о вменяемости подсудимого (ст. 300 УПК РФ);

– назначение наказания условно (ч. 2 ст. 73 УК РФ), определение обязанностей, подлежащих выполнению условно осужденным (ч. 5 ст. 73 УК РФ), отмена условного осуждения (ч.

4 ст. 74 УК РФ);

– выбор вида и размера наказания (ст. 60 УК РФ);

– освобождение подсудимого от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием или примирением с потерпевшим (ст. ст. 75, 76 УК РФ);

– освобождение осужденного от наказания в связи с его досрочным исправлением, в связи с изменением обстановки, замены неотбытой части наказания (ст. ст. 79, 80.1, 80 УК РФ);

– досрочное снятие судимости (ч. 5 ст. 86 УК РФ).

Задача психологов здесь заключается в выявлении причин совершения преступления, стойкости криминальных установок в сознании человека, оценки, даваемой им, сложившейся ситуации, восприятия перспектив применения мер государственного принуждения, эффективности применения тех или иных средств исправления. Повторимся, что наше мнение о необходимости участия психолога в изложенных процедурах основывается не на низкой оценке профессионализма судьи, а на объективно имеющихся условиях.

В ч. 1 ст. 60 УК РФ закреплено, что лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание. А в соответствии со ст. 6 Кодекса, раскрывающей принцип справедливости, наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Зачастую в процессе судья не может раскрыть и понять личность подсудимого по ряду причин: замкнутость последнего; отсутствие надлежащего количества характеризующих материалов, что особенно характерно, когда подсудимым является лицо без определенного места жительства; недостаток времени. Более того, существуют такие ситуации, когда судья видит подсудимого не более десяти минут (!!!), например, при рассмотрении дела в особом порядке, когда подсудимый полностью признает свою вину, в таком случае судья вообще не исследует и не оценивает доказательства, а изучение личности делинквента является его правом, а не обязанностью. Здесь же необходимо вспомнить процедуру решения вопроса об условно-досрочном освобождении лиц, отбывающих наказание. В соответствии со ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

работыВозникает вопрос: как именно устанавливает суд указанное обстоятельство? Обратившись к ст. 399 УПК России, мы увидим, что в процессе обязан принимать участие только один человек (кроме, конечно, судьи) – представитель учреждения, в котором осужденный отбывает наказание, прокурор является по своему желанию, а участие осужденного целиком отнесено на усмотрение судьи.

К счастью, один из авторов данной статьи неоднократно являлся свидетелем данных мероприятий. Не всегда судьи выезжали в исправительную колонию знакомиться с осужденным, но даже если и делали это, почти вся процедура сводилась к оценке внешнего вида. Прокуроры тоже не часто “баловали” суд своим присутствием при рассмотрении данного вопроса.

Оценивать личность и степень исправления осужденного на основании скудных и поверхностных документов, составленных начальником отряда колонии, – занятие весьма неблагодарное. Таким образом, процесс решения судьбы человека, будучи весьма формально и поверхностно регламентированным в законе, может окончиться судебной ошибкой.

Именно для изложенных целей, мы полагаем, просто необходимо ввести должность судебного психолога. Это направление работы психолога, о котором молчат многие юристы, имеет особое значение и важность, на это нацеливает как законодатель, указав, что обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, подлежат обязательному доказыванию (п. 3 ч. 1 ст.

73 УПК России), так и современная криминологическая наука <*>.

——————————–

<*> См.: Антонян Ю.М., Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Личность преступника. СПб., 2004.

Не останутся психологи без работы и при рассмотрении гражданских дел, в частности, их знания позволят судьям более эффективно рассматривать, например, следующие вопросы:

– о признании лица недееспособным / ограниченно дееспособным (ст. ст. 29, 30 ГК РФ); об ограничении или лишении права несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами (ч. 4 ст. 26 ГК РФ);

– об эмансипации несовершеннолетних (ст. 27 ГК РФ);

– о признании сделок недействительными (ст. ст. 177 – 179 ГК РФ);

– о лишении родительских прав, усыновлении, определении родителя, с которым должен проживать ребенок при разводе супругов (ст. 69, гл. 19, ст. 24 Семейного кодекса РФ);

– о компенсации морального вреда в части определения степени нравственных страданий заявителя (ст. 151 ГК РФ).

Также далеко не бесполезной была бы психологическая корректировка тактики ведения судебных заседаний. Специалисты отмечают, что эффективность деятельности по отправлению правосудия могла бы существенно возрасти, если бы судьи учитывали психологические особенности лиц, участвующих в деле <*>. Для достижения данной цели психолог мог бы проводить как групповые занятия с судьями, так и индивидуальные консультации на основе анализа поведения конкретного судьи в реальном процессе.

——————————–

<*> Петрова Е.А. Психологические аспекты правил поведения в профессиональной судебной деятельности // Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения.

2004. N 3.

В заключение хотелось бы отметить, что перспективы работы психологов в судебной системе самые широкие, к сожалению, на данном этапе этот институт не то что встает на ноги, он находится в зачаточном состоянии. Причины этого не только в недостаточно четком осознании всех возможностей, которые дает правосудию психология, но и в отсутствии соответствующих специалистов. К сожалению, в настоящее время у нас отсутствуют учебные заведения, которые бы давали образование соответствующей направленности. Прием обычных психологов в судебную систему может привести к тому, что судьи разочаруются в первых, которые, в свою очередь, оказавшись брошенными в эту особую среду, зачастую просто не смогут понимать своих задач и мест приложения усилий, к тому же, совсем не имея юридических знаний, они будут отторгаться профессиональными юристами, так как данная сцепка будет выглядеть как лебедь, рак и щука из известной басни. Поэтому необходимо обратить внимание на опыт Запада, где “в соответствии со специальными университетскими программами образования в сфере юридической психологии и судебной психологии ежегодно выпускаются сотни психологов, специализирующихся на квалифицированной помощи судейскому корпусу” <*>.

Кстати, опыт обучения психологов для работы в конкретном направлении правоприменительной деятельности существует и в России, таким примером может стать Академия права и управления Минюста (г. Рязань), готовящая психологов для уголовно-исполнительной системы.

——————————–

<*> Алиэскеров М.А., Енгалычев В.Ф. Указ. соч. С. 11.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.