Судебные экспертизы с участием психолога в Российской Федерации: формы, виды, перспективы межведомственного взаимодействия

Автор: | 18.01.2018

Судебные экспертизы с участием психолога в Российской Федерации: формы, виды, перспективы межведомственного взаимодействия

(Сафуанов Ф.С., Секераж Т.Н.) (“Юридическая психология”, 2006, N 1)

 

СУДЕБНЫЕ ЭКСПЕРТИЗЫ С УЧАСТИЕМ ПСИХОЛОГА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ:

ФОРМЫ, ВИДЫПЕРСПЕКТИВЫ МЕЖВЕДОМСТВЕННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

 

Сафуанов Ф.С., доктор психологических наук, профессор.

 

Секераж Т.Н., кандидат юридических наук.

экспертиза с участием психолога

1. Этапы развития судебных экспертиз с участием психолога.

Судебные экспертизы с применением психологических знаний имеют еще короткую историю – около 35 лет. Первоначально проблема необходимости использования психологических познаний в форме судебной экспертизы была сформулирована не психологами, а юристами – еще в 50 – 60-е гг. (Г.М. Миньковский, 1959; Л.И. Рогачевский, 1964; А.Р. Ратинов, 1967, А.С. Экмекчи, 1968, и др.), и возникла она под влиянием прежде всего запросов судебной практики.

исследование психики с участием психолога

В конце 60-х гг. в секторе психологических исследований НИИ Прокуратуры СССР благодаря усилиям А.Р. Ратинова, и главным образом М.М. Коченова с сотрудниками, были начаты работы по исследованию возможности производства судебно-психологической экспертизы (СПЭ) в уголовном процессе (М.М.Коченов, 1971; 1974).

Немногим позже, в начале 70-х гг., был поставлен вопрос о комплексном применении психологических и психиатрических познаний в судебной экспертизе, т.е. производстве комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы (КСППЭ).

экспертиза аффекта с участием психолога

Эта проблема стала разрабатываться в НИИ общей и судебной психиатрии им. В.П. Сербского (Н.И. Фелинская, Н.Н. Станишевская, 1971; Н.И. Фелинская, Т.П. Печерникова, 1973; Т.П. Печерникова, Н.Н.Станишевская, 1974; 1975).

  • Именно на этот период приходится четкое осознание недостаточности узкопсихиатрических исследований для полных, глубоких и всесторонних судебно-экспертных оценок психической деятельности подэкспертных лиц и необходимости применения психологических познаний при экспертной оценке широкого круга явлений: непатологических эмоциональных реакций (“физиологического аффекта”) при экспертизе обвиняемых с пограничными формами психической патологии;
  • ограничения способности в полной мере понимать значение своих действий и руководить ими, обусловленного умственной отсталостью, не связанной с психическим заболеванием, при экспертизе несовершеннолетних обвиняемых;
  • способности осознавать характер и значение насильственных сексуальных действий обвиняемого или оказывать ему сопротивление при экспертизе малолетних и несовершеннолетних потерпевших, не обнаруживающих выраженной психической патологии;
  • способности малолетних и несовершеннолетних свидетелей правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания. Нарушения указанных юридически значимых способностей подэкспертных лиц, как показали и практика судебно-психиатрической экспертизы, и исследования, проводимые в рамках изучения компетенции судебно-психологической экспертизы, могут быть обусловлены не только психопатологическими факторами (“медицинским критерием” судебно-психиатрической экспертной оценки), но и чисто психологическими – личностными, возрастными – причинами (М.М. Коченов, 1977, 1980; Судебная психиатрия, 1977).

Основным итогом первого этапа наряду с признанием (в первую очередь со стороны практики) возможности комплексного применения психиатрических и психологических познаний в экспертизе стало выделение предметных видов КСППЭ, ассимилировавшей достижения судебно-психологической и судебно-психиатрической экспертизы.

психологическое исследование с участием психолога

Характерно, что в “орбиту” КСППЭ были втянуты те виды судебно-психологической экспертизы, которые имели очевидные аналоги в судебно-психиатрической экспертизе. В отношении свидетелей и потерпевших их объединяла одинаковая формулировка так называемого юридического критерия экспертных оценок, тогда как по наличию или отсутствию “медицинского” критерия можно было различать компетенцию психолога и психиатра (Ю.Л. Метелица, 1990).

психологическая экспертиза

В отношении несовершеннолетних обвиняемых общей точкой соприкосновения была диагностика “умственной отсталости”, с одновременной дифференциацией природы отставания в психическом развитии – связанной или не связанной с психическим расстройством.

При экспертизе совершеннолетних обвиняемых ассимиляция проблематики экспертной оценки “физиологического” аффекта определялась постоянной необходимостью дифференциальной диагностики “нормального” и “патологического” аффекта (или других временных болезненных расстройств психической деятельности).

Другим фактором, структурировавшим круг вопросов, решаемых в рамках КСППЭ, являлось наличие четких и недвусмысленных оснований проведения именно этих видов экспертиз, содержащихся в Уголовном и Уголовно-процессуальном законодательствах РСФСР.

психолог в уголовном процессе

Второй этап становления и развития СПЭ и КСППЭ охватывает исследования от начала 80-х гг. до 1997 г., т.е. даты введения в действие нового Уголовного кодекса РФ. С этим периодом можно связать бурное развитие разнообразных проблем СПЭ и КСППЭ, быстро отразившееся на экспертной практике и вызвавшее рост назначаемых экспертиз с участием психолога.

Этот этап характеризуется активизацией исследований различных аспектов теории судебно-психологических экспертных исследований (проблемы объекта, предмета исследования эксперта-психолога, границ его профессиональной компетенции), методологии психодиагностической судебно-экспертной деятельности, организационно-правовых проблем производства судебной экспертизы, а также проведением фундаментальных психологических исследований, актуальных для разработки судебно-психологических экспертных критериев оценки психической деятельности подэкспертных лиц.

Наиболее важной проблемой в это время было определение комплексности при производстве судебной экспертизы.

Производство любой судебной экспертизы регулируется Уголовно-процессуальным и Гражданским процессуальным законодательствами.

Но российские процессуальные кодексы не содержали понятия комплексных экспертиз. В общей теории экспертиз (Ю.Г. Корухов, 1985; А.Р.Шляхов, 1985; И.А. Кудрявцев, 1988), в Постановлении N 1 Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г., в Инструкции (Министерства юстиции, Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел и Министерства здравоохранения СССР) об организации производства комплексных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях СССР от 1986 г. в качестве основного признака комплексной экспертизы рассматривалась необходимость формулировать общий вывод при одновременном участии экспертов различной специальности, обладающих отличными друг от друга специальными познаниями.

В то же время реальная практика показывала, что большинство вопросов, решаемых в рамках КСППЭ – например, о физиологическом аффекте, об индивидуально-психологических особенностях обвиняемых, – могло быть решено и путем проведения последовательных судебно-психиатрической и судебно-психологической экспертиз.

психологическая экспертиза детей и взрослых

Кроме того, в рамках предыдущего Уголовного кодекса РСФСР судебно-следственные органы имели мало возможностей задавать вопросы, решение которых действительно требовало совместного применения психологических и психиатрических знаний. Возникло определенное противоречие между теорией и практикой: следователи и судьи стали назначать КСППЭ, опираясь не на представление о необходимости “интегративных” выводов экспертов разных специальностей, а во всех случаях, когда их интересовали вопросы, относящиеся и к компетенции психиатров, и к компетенции психологов.

психолого психиатрическая экспертиза

Рост количества назначаемых КСППЭ в анализируемый период времени был связан не столько с теоретическими достижениями, сколько с прагматическими соображениями:

1) вместо последовательного проведения двух экспертиз однократное проведение КСППЭ существенно повышало рентабельность и экономичность производства экспертизы и сокращало сроки следствия;

2) практически не существовало государственных бюджетных судебно-психологических экспертных учреждений;

3) КСППЭ, в отличие от однородной судебно-психологической экспертизы, позволяла обследовать подэкспертного в стационарных условиях, что повышало надежность экспертных психологических выводов.

Введение нового УК РФ с 1 января 1997 г., а вслед за этим принятие новых Гражданского, Семейного кодексов, уголовного и гражданского процессуальных законодательств, а также принятие Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ” дали толчок третьему этапу развития СПЭ и КСППЭ.

Важным нововведением стало определение процессуального статуса КСППЭ.

Новый Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) РФ, введенный в действие с 1 июля 2002 г., фактически закрепил установившуюся практику назначения и производства КСППЭ. В ст. 201 УПК РФ указывается, что “судебная экспертиза, в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей, является комплексной” <*>.

Следует обратить внимание, что в этой статье отсутствует признак обязательного формулирования интегративного общего вывода экспертов, обладающих различными знаниями, более того, подчеркивается, что “в заключении экспертов… указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам он пришел”, и соответственно “каждый эксперт… подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность”.

<*> До введения нового УПК РФ уже в Положении о производстве КСППЭ в ГНЦ ССП им. В.П. Сербского, утвержденном 14 мая 1998 г., содержалось аналогичное определение: “КСППЭ назначается в случаях, когда при производстве по уголовному или гражданскому делу в рамках одной экспертизы требуются специальные познания в психологии и психиатрии”.

Таким образом, процессуальный статус КСППЭ позволяет в экспертном заключении формулировать как интегративные (синтезирующие) выводы, так и выводы эксперта одной специальности. В первом случае, как указывается в Приказе Министерства здравоохранения Российской Федерации от 12 августа 2003 г. N 401 “Об утверждении отраслевой учетной и отчетной медицинской документации по судебно-психиатрической экспертизе”, формулируются выводы комплексного экспертного исследования, входящие в совместную компетенцию экспертов разных специальностей, а во втором – выводы, которые входят в компетенцию эксперта лишь одной специальности.

Основные усилия на этом этапе, продолжающиеся по настоящее время, сосредоточены на следующих вопросах:

– возникла необходимость видоизменения некоторых традиционных видов экспертизы (аффекта, индивидуально-психологических особенностей обвиняемых и др.) в связи с новой редакцией уголовного законодательства и изменившимися правовыми последствиями этих видов экспертизы;

– потребовалась разработка новых видов экспертиз в связи с введением в отечественное законодательство таких уголовно-правовых норм, как ограниченная вменяемость, возрастная невменяемость, психическое состояние матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка и др.;

– изменение социально-экономических условий и гражданского законодательства обусловило появление новых видов СПЭ и КСППЭ в гражданском процессе, требующих научно-практической разработки (способность к совершению сделки, защита интересов ребенка при раздельном проживании родителей, компенсация морального вреда и т.п.).

2. Основные формы применения психологических знаний в судебной экспертизе.

В настоящее время специальные психологические познания используются в судопроизводстве в двух основных формах – в виде комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы и однородной судебно-психологической экспертизы.

КСППЭ проводится в судебно-психиатрических экспертных учреждениях Министерства здравоохранения и социального развития (МЗСР) РФ. Согласно Положению о производстве КСППЭ в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского (1998) однородные судебно-психологические экспертизы в Центре не проводятся.

Аналогичным образом они не проводятся и в территориальных судебно-психиатрических экспертных учреждениях (СПЭУ).

Однородные судебно-психологические экспертизы до недавнего времени выполнялись в основном психологами, не работающими в государственных судебно-экспертных учреждениях (НИИ, вузы, учреждения здравоохранения и т.п.), которым орган, ведущий производство по делу, поручал производство экспертизы.

В мае 2002 г. Ученым советом Российского федерального центра судебной экспертизы было принято решение о включении СПЭ в структуру судебных экспертиз, выполняемых в судебно-экспертных учреждениях (СЭУ) Минюста России. В 2003 г. психологическая экспертиза вошла в перечень родов (видов) экспертиз, выполняемых в судебно-экспертных учреждениях Минюста России, официально введена экспертная специальность 20.1 “Исследование психологии и психофизиологии человека”.

Таким образом, в настоящее время существует три типа участия психологов в производстве судебных экспертиз.

1. Медицинские психологи, работающие в судебно-экспертных учреждениях МЗСР РФ, выступают в качестве судебных экспертов при проведении КСППЭ.

2. Эксперты-психологи, работающие в судебно-экспертных учреждениях Минюста России, проводят однородные судебно-психологические экспертизы.

3. Однородные судебно-психологические экспертизы проводятся и психологами, не являющимися сотрудниками государственных судебно-экспертных учреждений, по поручению следователей (судов). Такое положение дел не противоречит действующему законодательству (ст. 41 Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ”).

3. Инфраструктура профессиональной деятельности судебных экспертов-психологов.

Должность медицинского психолога согласно Приказу Минздрава от 19 мая 2000 г. N 165 (“О медицинском психологе в судебно-психиатрической экспертизе”) введена во все судебно-психиатрические экспертные учреждения системы МЗ РФ. Штатные нормативы предусматривают 1 должность медицинского психолога на 250 амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз, проводимых комиссией в год (для экспертизы несовершеннолетних – на 200) и 1 должность медицинского психолога на 15 коек при стационарной экспертизе.

Таким образом, согласно этому Приказу в идеале существует около 1200 ставок медицинских психологов, участвующих в экспертизе.

В реальности, по нашим оценкам, физическими лицами занято чуть больше половины таких ставок.

В системе Минюста России психологи занимают ставки экспертов, старших экспертов, ведущих экспертов, главных экспертов в региональных СЭУ. В силу того что СПЭ официально находится под крылом Минюста еще совсем короткое время (с 2002 г.), на сегодняшний день экспертные ставки введены только в 27 СЭУ, где работает 45 человек. Хотя ведомственных нормативов по штатному расписанию экспертов-психологов в системе Минюста еще нет, наблюдается отчетливая тенденция к увеличению их числа.

4. Ведомственная регуляция профессиональной деятельности психологов, участвующих в проведении судебных экспертиз.

В системе МЗСР РФ такая регуляция осуществляется следующими документами. Приказ МЗ РФ от 12 августа 2003 г. N 401 регламентирует форму “Заключения комиссии экспертов” при производстве КСППЭ (Отраслевая учетная форма N 100/у-03). “Протоколы ведения больных” (2005) обосновывают методологическую и экономическую составляющии проведения КСППЭ. “Положение о производстве КСППЭ” (1998) и “Стандарты судебно-психиатрических экспертных исследований” (2001) обеспечивают организационно-правовые и методологические основы КСППЭ.

В системе Минюста деятельность экспертов-психологов обеспечена документами более широкого регистра (относящимися к производству всех родов судебной экспертизы в СЭУ Минюста): Инструкцией по организации производства судебных экспертиз в СЭУ Минюста России и Методическими рекомендациями по производству судебных экспертиз в государственных СЭУ системы Минюста России (Москвина Т.П., ред., 2004).

5. Объем судебно-экспертных исследований.

Различная степень развития инфраструктуры отражается и на объеме судебно-экспертных исследований, проводимых медицинскими психологами МЗСР и экспертами-психологами Минюста. За последний отчетный 2005 г. проведено по стране 44693 КСППЭ (между прочим, это примерно 25% от всех судебно-психиатрических экспертиз, проводимых в стране за год) и 1024 СПЭ.

И в системе Минздрава, и в системе Минюста наблюдается тенденция увеличения не только ставок психологов-экспертов, но и количества проводимых ими экспертиз.

Точное число проводимых по поручению следователей (судов) экспертиз психологами, не являющимися сотрудниками государственных судебно-экспертных учреждений, неизвестно (нет официальных данных), но, судя по всему, рост количества СПЭ, проводимых экспертами Минюста, сопровождается уменьшением количества частных судебно-психологических экспертиз.

6. Подготовка экспертов-психологов.

Следует отметить, что в системе Минюста сложилась стройная и четкая система постдипломной подготовки экспертов всех специальностей, которая применяется и к экспертам-психологам. В частности, минюстовские психологи в соответствии с типовой программой подготовки экспертов по специальности “Исследование психологии и психофизиологии человека” обучаются в течение одного года и потом проходят квалификационную аттестацию на право производства судебных экспертиз в Центральной экспертно-квалификационной комиссии РФЦСЭ при Минюсте РФ.

Кроме того, повышение квалификации экспертов осуществляется посредством участия в школах, семинарах, конференциях и пр.

В системе Минздрава на сегодняшний день подготовка экспертов-психологов ограничивается тематическим усовершенствованием по медицинской и судебной психологии. Такое положение дел не соответствует в полной мере требованиям ч. 1 ст. 13 Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ”, согласно которой к производству судебной экспертизы допускаются лишь лица, имеющие высшее образование и прошедшие последующую подготовку по конкретной экспертной специальности.

Поэтому в июне 2004 г. на межведомственном совещании с участием представителей МЗСР и Минюста было принято решение создать систему подготовки экспертов-психологов МЗСР для производства КСППЭ по аналогии с системой подготовки экспертов-психологов Минюста, но с учетом специфики работы на должности медицинского психолога.

Разработаны проекты следующих Приказов и Положений, призванных регулировать подготовку медицинских психологов СПЭУ МЗСР РФ по экспертной специальности.

  • – “Об утверждении Положения об аттестации медицинских психологов на право самостоятельного производства комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы в судебно-психиатрических экспертных учреждениях системы Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации”.
  • – “Положение об организации деятельности медицинского психолога государственного судебно-психиатрического экспертного учреждения”.
  • – “Требования к аттестации на квалификационные категории медицинских психологов, работающих в государственных судебно-психиатрических экспертных учреждениях Министерства здравоохранения и социального развития РФ”.
  • – “Программа подготовки медицинских психологов, работающих в штате судебно-психиатрических экспертных учреждений, для производства комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы в качестве эксперта”.

В настоящее время ведется работа по внедрению этих документов.

7. Предметные виды судебных экспертиз с участием психолога.

виды экспертиз с участием психолога

Судебно-психологическая экспертиза назначается, когда для установления истины по делу необходимо решение вопросов о психической деятельности человека, в следующих случаях:

1) в отношении подэкспертного лица заведомо не возникает сомнения в его психическом здоровье;
2) проведена судебно-психиатрическая экспертиза, в результате которой:
  • у подэкспертного лица не обнаружено каких-либо психических расстройств;
  • у подэкспертного лица обнаружено психическое расстройство пограничного уровня, которое не повлияло на юридически значимые способности (например, у обвиняемого – на способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, у свидетеля – на способность правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания).

В остальных случаях, когда необходимо решение вопросов, входящих в компетенцию психологов и психиатров или в их совместную компетенцию, назначается комплексная судебная экспертиза (согласно ст. 23 Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ”, ст. 201 УПК РФ, ст.82 ГПК РФ).

Исторически круг вопросов, решение которых входит в компетенцию судебного эксперта-психолога, был определен в рамках однородной судебно-психологической экспертизы.

КСППЭ на первом этапе своего развития ассимилировала достижения судебно-психологической экспертизы.

В итоге на сегодняшний день можно выделить общие для СПЭ и КСППЭ предметные виды экспертизы в уголовном и гражданском процессах. Современная теория судебно-психологической экспертологии (Сафуанов Ф.С., 2003) выделяет в качестве предмета судебно-экспертного исследования экспертные понятия, которые имеют юридическое значение и влекут определенные правовые последствия. Они должны рассматриваться как уголовно-правовые понятия, наполненные определенным психологическим содержанием.

Экспертные понятия (Винберг А.И., Малаховская Н.Т., 1979) возникают в результате трансформации общепсихологических категорий, они занимают промежуточное положение между общепсихологическими представлениями и юридическими терминами.

Эти понятия не могут быть заимствованы в неизмененном виде из теории психологии, поскольку связь судебно-психологической экспертизы с психологией всегда опосредована: общепсихологические понятия не содержат информации об их юридической значимости, о том, какие правовые последствия могут последовать из их диагностики.

экспертиза аффекта

В то же время “экспертные” судебно-психологические понятия нельзя признать и полностью правовыми – они носят междисциплинарный характер и представлены в основном в виде юридических критериев. Эти критерии, будучи уголовно-правовыми, сформулированы в психологических понятиях, которые, как отмечал М.М. Коченов (1991), раскрывают наиболее интегративные, обобщенные особенности отражения окружающего мира и регуляции поведения.

Поэтому юридическое значение имеют не диагностируемые экспертом общепсихологические явления (например, “аффект” или “личность” в собственно общепсихологическом смысле), а экспертные судебно-психологические понятия, соотносимые с нормами уголовного права.

С этой точки зрения выделяются следующие виды судебных экспертиз с участием психолога в уголовном процессе.

В отношении обвиняемого (подозреваемого, подсудимого)

1. Экспертиза аффекта.

Юридическое значение диагностики аффекта заключается в возможности судебной квалификации (при наличии совокупности всех других признаков преступления) ст. 107 (“Убийство, совершенное в состоянии аффекта”) и ст. 113 (“Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта”) Уголовного кодекса (УК) РФ. Судебно-психологическое экспертное понятие аффекта включает выраженные эмоциональные реакции, которые отличаются следующими признаками (Дмитриева Т.Б., Макушкин Е.В., ред., 2004).

– Возникают внезапно.

Соответственно этот юридически значимый признак (внезапный переход качества и интенсивности эмоционального состояния на новый уровень, а затем выход из этого уровня) с позиции общей психологии определяет характерную для уголовно-релевантных эмоциональных реакций и состояний трехфазность развития течения. Поскольку возникновение аффекта в новом УК РФ связывается и с длительной психотравмирующей ситуацией, внезапность в большей мере относится к субъективному генезу аффекта и не всегда означает непосредственность наступления аффективной реакции сразу после неправомерных действий потерпевшего.

– Вызываются:

а) единичным (разовым) психотравмирующим воздействием поведения потерпевшего;

б) или длительной психотравмирующей ситуацией, связанной с поведением потерпевшего.

– На высоте своего развития резко ограничивают способность обвиняемого к осознанно-волевой регуляции своих криминальных действий.

2. Экспертиза индивидуально-психологических особенностей и их влияния на криминальное поведение.

Юридическое значение экспертизы личности заключается прежде всего в том, что она дает возможность суду решать вопрос об индивидуализации уголовной ответственности и наказания. Научно обоснованная оценка личности может выступать в качестве предпосылок установления обстоятельств, влияющих на степень и характер ответственности, в первую очередь – смягчающих обстоятельств (ч. 2 ст. 61 УК РФ), а также способствовать правильному решению вопроса о назначении вида наказания (ч. 3 ст. 60 УК РФ).

При судебной оценке конкретного преступления в качестве значимых для индивидуализации уголовной ответственности и наказания свойств личности могут выступать такие, которые в момент совершения инкриминируемого ему деяния ограничивают способность обвиняемого к смысловой оценке и волевому контролю своих противоправных поступков, т.е. снижают возможность осознавать значение своих действий или осуществлять их произвольную регуляцию.

В экспертизе такое влияние личности на поступок освоено через экспертное понятие “существенное влияние индивидуально-психологических особенностей на поведение”. Следует подчеркнуть, что простое отражение в поведении человека его особенностей нельзя смешивать с существенным их влиянием, так как они не приводят к нарушениям осознания и регуляции действий, а только оформляют поведение, определяют способы достижения цели.

3. Экспертиза с участием психолога психического состояния матери, обвиняемой в убийстве новорожденного в условиях психотравмирующей ситуации.

Юридическое значение данного вида экспертизы определяется возможностью квалификации судом ст. 106 УК РФ (“Убийство матерью новорожденного ребенка”). В данной статье УК наряду с убийством матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов речь идет и об аналогичном убийстве в условиях психотравмирующей ситуации.

Предметом исследования судебного эксперта-психолога при КСППЭ психического состояния матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка, является экспертное понятие “повышенная эмоциональная (психическая) напряженность, вызванная психотравмирующей ситуацией”. Соотношение данного экспертного понятия с общепсихологическими заключается в том, что оно устанавливается у матерей, находящихся во время родов в состоянии стресса, фрустрации и внутриличностного конфликта (Т.Б. Дмитриева, М.А. Качаева, Ф.С. Сафуанов, 2001).

В отношении свидетеля и потерпевшего

Экспертиза способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания (М.В. Морозова, 2005). Этот вид экспертизы регулируется ст.196 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ, согласно которой назначение и производство экспертизы обязательно, в частности, когда необходимо установить психическое состояние при сомнениях в указанной способности.

В отношении потерпевшего по половым преступлениям

Экспертиза способности понимать характер и значение совершаемых с ними действий или оказывать сопротивление (Н.Б. Морозова, 2005). Диагностика нарушения данной способности позволяет суду установить “беспомощное состояние” потерпевших (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. N 4), что, в свою очередь, необходимо для квалификации изнасилования (ст. 131 УК РФ) или насильственных действий сексуального характера (ст. 132 УК РФ).

В отношении потерпевшего, совершившего самоубийство

Экспертиза психического состояния суицидента в период, предшествовавший самоубийству, и возможной причинно-следственной связи возникновения и развития этого состояния с действиями обвиняемого (Ф.С. Сафуанов, 1998). Служит для возможности судебной квалификации ст. 110 УК РФ (“Доведение до самоубийства”) или для определения обстоятельства, отягчающего ответственность обвиняемого: согласно п. “б” ст. 63 УК РФ одним из таких отягчающих обстоятельств признается “наступление тяжких последствий в результате совершения преступления”.

Как показывает практика, чаще всего объектом экспертного исследования становятся потерпевшие по делам об изнасиловании, совершающие впоследствии суицид, а самоубийство потерпевшей является одним из тяжких последствий преступления.

В гражданском процессе общими (для КСППЭ и СПЭ) являются следующие предметные виды судебных экспертиз.

1. Экспертиза с участием психолога по делам о признании сделки недействительной.

Наиболее распространенным является назначение КСППЭ или СПЭ по ст. 177 Гражданского кодекса (ГК) РФ (“Недействительность сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими”). В данном случае нарушение юридического критерия не предопределяется каким-либо медицинским критерием – причиной расстройства осознанной регуляции своих действий в момент совершения сделки выступает, по формулировке ГК РФ, “такое состояние”.

Экспертно-психологическим критерием, требующим определения, будет выступать “нарушение способности к осознанному принятию решения и его исполнению”.

В отличие от ст. 177 ГК РФ в ст. 178 ГК РФ говорится о недействительности сделки, совершенной под влиянием заблуждения.

Юридическое значение имеет экспертное определение “нарушения понимания существа сделки вследствие ошибочного восприятия и оценки ситуации”.

Еще одна норма ГК РФ – ст. 179 (“Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств”) используется на сегодняшний день при назначении КСППЭ крайне редко. Это обусловлено тем обстоятельством, что суду для признании сделки недействительной достаточно зафиксировать наличие обмана, насилия, угрозы и пр. со стороны контрагента по сделке.

Тем не менее в ряде случаев здесь можно найти предмет психологического исследования, в качестве которого будет выступать “нарушение свободы выбора под влиянием психотравмирующих обстоятельств”.

2. Экспертиза с участием психолога по спорам, связанным с защитой интересов ребенка и правом на воспитание ребенка при раздельном проживании родителей.

Объектом комплексного судебного психолого-психиатрического или судебно-психологического экспертного исследования являются споры, связанные с правом на воспитание детей при раздельном проживании родителей (ст. 24, 65 Семейного кодекса (СК) РФ, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 “О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей”).

Можно выделить три этапа экспертного исследования (Ф.С. Сафуанов, 2005).

  • На первом этапе осуществляется индивидуальная диагностика членов семьи, включающая установление индивидуально-психологических особенностей отца, матери, ребенка, определение уровня и особенностей психического развития ребенка, а также (в рамках КСППЭ) диагностику у них возможного психического расстройства.
  • На втором этапе осуществляется ситуационная диагностика семейных отношений: экспертная диагностика взаимоотношений ребенка с отцом и с матерью, а также отношения ребенка к каждому из родителей, а также к другим членам семьи.
  • На заключительном этапе экспертного исследования дается прогностическая клинико-психологическая оценка психического развития ребенка.

Экспертная прогностическая диагностика особенностей психического развития ребенка с учетом личностных особенностей каждого из родителей, особенностей их стиля воспитания, а также с учетом индивидуально-психологических особенностей ребенка, уровня и характера психического развития, его отношения к каждому из родителей соподчинена судебному установлению возможности каждого из родителей “создания ребенку условий для воспитания и развития” (ч. 3 ст. 65 СК РФ).

Согласно ст. 57 СК РФ при подобных семейных спорах “учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам”. В связи с этим еще одной задачей заключительного этапа экспертного исследования является диагностика способности ребенка к выработке и принятию самостоятельных решений.

3. Экспертиза с участием психолога по делам, связанным с компенсацией морального вреда.

Для того чтобы суд мог в соответствии со ст. 151 ГК РФ учесть “при определении размеров компенсации морального вреда степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред”, эксперты-психологи (в КСППЭ – совместно с экспертами-психиатрами) должны определить следующие обстоятельства (Ф.С. Сафуанов, Н.К. Харитонова, Е.Г. Дозорцева и другие, 2005):

  • психическое состояние подэкспертного (в том числе психического расстройства),
  • индивидуально-психологические особенности подэкспертного,
  • степень выраженности изменений психической деятельности,
  • динамические особенности изменений психической деятельности (стойкость – обратимость, длительность),
  • причинно следственная связь между причинением вреда (психотравмирующим воздействием) и возникновением и развитием психических изменений.

экспертиза морального вреда

Вместе с тем в рамках КСППЭ сложился круг вопросов, которые необходимо решать с привлечением и психиатрических, и психологических знаний (например, экспертиза “ограниченной вменяемости” в соответствии со ст. 22 УК РФ, определение у несовершеннолетних обвиняемых отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, которое обусловливает во время совершения правонарушения ограничение способности к осознанию фактического характера и общественной опасности своих действий или к руководству ими, в соответствии с ч. 3 ст. 20 УК РФ и т.д.), и их невозможно решить в рамках однородной судебно-психологической экспертизы.

С другой стороны, наряду с вопросами, которые являются общими и для однородной, и для комплексной экспертиз, в общепризнанную компетенцию КСППЭ не вошел, и до сих пор не входит, целый ряд значимых для однородной судебно-психологической экспертизы проблем, связанных в основном с необходимостью комплексирования психологов с психофизиологами или с психолингвистами.

Таким образом, вопросы, решаемые СПЭ и КСППЭ, пересекаются лишь частично.

Данное обстоятельство наряду с постоянной заинтересованностью правоохранительных органов в производстве КСППЭ определяет все возрастающую их потребность в проведении и однородных судебно-психологических экспертиз. Это является одной из главных причин развития инфраструктуры судебно-психологических экспертиз в системе Минюста.

В последнее время мы сталкиваемся с настойчивыми попытками ввести в рамки судебных экспертиз с применением психологических знаний новые предметные виды экспертиз, которые, с нашей согласованной точки зрения, проводить недопустимо. Это использование в экспертном исследовании полиграфа (детектора лжи) для определения причастности подозреваемого к совершенному преступлению или достоверности показаний, это экспертизы по определению признаков порнографии в произведении, а также экспертизы по определению психологического воздействия или насилия со стороны следователя на допрашиваемого.

8. Цели и перспективы межведомственного взаимодействия.

В связи с вышесказанным очевидно, что основной проблемой, требующей безотлагательного решения, является выработка единообразных критериев экспертной оценки психической деятельности подэкспертных при производстве судебной экспертизы в уголовном и гражданском процессах, а также проблемы определения границ компетенции экспертов-психологов при проведении отдельных предметных видов судебной экспертизы и разработки унифицированных и стандартизированных методов судебно-психологического экспертного исследования.

В настоящее время сформулированные цели частично уже решаются.

Эксперты-психологи, работающие в системе МЗСР РФ и в системе Минюста России, с 2003 г. активно сотрудничают по следующим направлениям:

  • – Совместная работа в составе Секции судебно-психологической экспертизы Научно-методического совета РФЦСЭ при Минюсте России.
  • – Совместная работа в составе Центральной экспертно-квалификационной комиссии по аттестации экспертов СЭУ Минюста России.
  • – Повышение квалификации экспертов-психологов СЭУ Минюста РФ на курсах тематического усовершенствования в ГНЦ СиСП им. В.П. Сербского.
  • – Взаимное рецензирование учебных программ, методических рекомендаций, пособий.
  • – Совместное участие в ведомственных конференциях и совещаниях Минздравсоцразвития РФ, Минюста России.
Уже утверждены как МЗСР, так и Минюстом методические рекомендации по критериям судебно-психологической экспертной оценки аффекта.

Совместно ведется подготовка методических рекомендаций по судебной экспертизе “порока воли” при совершении сделки в гражданском процессе и по методам судебно-экспертного исследования эмоционального состояния (аффекта).

Важным шагом для повышения эффективности взаимодействия судебно-психологических экспертных служб Минздрава и Минюста явилось принятие 24 декабря 2004 г. решения о создании специализированной секции по судебно-медицинской, судебно-психиатрической и судебно-психологической экспертизам при Федеральном межведомственном координационном методическом совете по проблемам экспертных исследований.

В рамках данной секции возможно обсуждение актуальных вопросов организации производства судебно-психиатрической, судебно-психологической и комплексной судебной психолого-психиатрической экспертиз, проблем подготовки экспертов-психологов, взаимодействия экспертов-психологов, участвующих в производстве однородных и комплексных экспертиз.

Дальнейшие перспективы межведомственного взаимодействия, наряду с продолжением работы по очерченным выше направлениям, мы связываем с теоретическим экспертологическим анализом новых актуальных видов СПЭ и КСППЭ, выработкой единообразных критериев судебно-психологической экспертной оценки и границ компетенции экспертов-психологов при экспертизе в первую очередь в гражданском процессе.

Будут решаться методологические вопросы – разработка единых (унифицированных) стандартов судебно-психологического экспертного исследования при производстве отдельных предметных видов экспертиз.

Планируется разработка этического кодекса судебного эксперта-психолога.

И наконец, будет продолжена совместная подготовка и издание методических рекомендаций и пособий, а также подготовка совместных научных работ.

Литература
1. Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология. Волгоград, 1979.
2. Дмитриева Т.Б., Качаева М.А., Сафуанов Ф.С. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза психического состояния матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка: Руководство для врачей и психологов. М., 2001.
3. Дмитриева Т.Б., Макушкин Е.В. (ред.). Судебно-психологические экспертные критерии диагностики аффекта у обвиняемого: Пособие для врачей. М., 2004.
4. Инструкция об организации производства комплексных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях СССР (Министерство юстиции, Генеральная прокуратура, Министерство внутренних дел, Министерство здравоохранения СССР) от 1986 г.
5. Корухов Ю.Г. Теоретический, методический и процессуальный аспекты комплексных экспертиз и комплексных исследований // Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований. М., 1985.
6. Коченов М.М. О судебно-психологической экспертизе // Состояние научных исследований по судебной психологии. М., 1971.
7. Коченов М.М. Судебно-психологическая экспертиза физиологического аффекта // Труды. Высшая школа МВД СССР.
М., 1974.
8. Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., 1980.
9. Коченов М.М. Теоретические основы судебно-психологической экспертизы: Автореф. дис. … докт. психол. наук. М., 1991.
10. Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М., 1988.
11. Метелица Ю.Л. Судебно-психиатрическая экспертиза потерпевших. М., 1990.
12. Миньковский Г.М. Особенности расследования и судебного разбирательства дел о несовершеннолетних. М., 1959.
13. Морозова М.В. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза способности давать показания // Медицинская и судебная психология. Курс лекций: Учебное пособие / Под ред. Т.Б. Дмитриевой, Ф.С. Сафуанова. М., 2005.
14. Морозова Н.Б. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза потерпевших // Медицинская и судебная психология. Курс лекций: Учебное пособие / Под ред. Т.Б.
Дмитриевой, Ф.С. Сафуанова. М., 2005.
15. Москвина Т.П. (ред.). Возможности производства судебной экспертизы в государственных судебно-экспертных учреждениях Минюста России. М., 2004.
16. Печерникова Т.П., Станишевская Н.Н. Некоторые вопросы комплексной психолого-психиатрической экспертизы // Вопросы судебно-психологической экспертизы. М., 1974.
17. Печерникова Т.П., Станишевская Н.Н. Вопросы организации судебной комплексной психиатрической экспертизы // Вопросы организации судебно-психиатрической экспертизы. М., 1975.
18. Положение о производстве комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского. М., 1998.
19. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. N 1 “О судебной экспертизе по уголовным делам”.
20. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 “О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей”.
21. Протокол ведения больных “Судебно-психиатрическая экспертиза” // Проблемы стандартизации здравоохранении. 2005. N 8.
22. Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 19 мая 2000 г. N 165 “О медицинском психологе в судебно-психиатрической экспертизе”.
23. Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 12 августа 2003 г. N 401 “Об утверждении отраслевой учетной и отчетной медицинской документации по судебно-психиатрической экспертизе”.
24. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967.
25. Рогачевский Л.И. О судебно-психологической экспертизе // Вопросы криминалистики. М., 1964.
26. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М., 1998.
27. Сафуанов Ф.С. Психология криминальной агрессии. М., 2003.
28. Сафуанов Ф.С. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе // Медицинская и судебная психология. Курс лекций: Учебное пособие / Под ред. Т.Б. Дмитриевой, Ф.С.Сафуанова. М., 2005.
29. Сафуанов Ф.С., Харитонова Н.К., Дозорцева Е.Г. и др. Компетенция комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы по делам о компенсации морального вреда // Практика судебно-психиатрической экспертизы: Сборник N 43. М., 2005.
30. Стандарты судебно-психиатрических экспертных исследований Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского / Под ред. Т.Б. Дмитриевой, Е.В. Макушкина. М., 2000.
31. Судебная психиатрия. М., 1977.
32. Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ”.
33. Фелинская Н.И., Печерникова Т.П. Компетенция комплексных судебно-психиатрических и судебно-психологических экспертиз // Социалистическая законность. 1973. N 12.
34. Фелинская Н.И., Станишевская Н.Н. Использование психологических знаний в уголовном процессе // Советская юстиция. 1971. N 7.
35. Шляхов А.Р. Теория и практика комплексных исследований в судебно-экспертных учреждениях системы МЮ СССР // Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований. М., 1985.
36. Экмекчи А.С. О судебно-психологической экспертизе // Советская юстиция. 1968. N 6.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.