Тактические и процессуальные особенности участия специалиста-психолога в допросе несовершеннолетних потерпевших и свидетелей на предварительном следствии

Автор: | 29.12.2017

Тактические и процессуальные особенности участия специалиста-психолога в допросе несовершеннолетних потерпевших и свидетелей на предварительном следствии

(Курмаева Н.А.)

(“Вопросы ювенальной юстиции”, 2011, N 1)

Информация о публикации

Курмаева Н.А. Тактические и процессуальные особенности участия специалиста-психолога в допросе несовершеннолетних потерпевших и свидетелей на предварительном следствии // Вопросы ювенальной юстиции. 2011.

ОСОБЕННОСТИ

 

ТАКТИЧЕСКИЕ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ УЧАСТИЯ

СПЕЦИАЛИСТА-ПСИХОЛОГА В ДОПРОСЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

ПОТЕРПЕВШИХ И СВИДЕТЕЛЕЙ НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ

Н.А. КУРМАЕВА

 

Курмаева Н.А., старший преподаватель кафедры уголовно-правовых дисциплин Мордовского гуманитарного института.

 

Порядок производства допроса несовершеннолетних потерпевших и свидетелей регулируется ст. 191 УПК РФ, в соответствии с которой допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до четырнадцати лет, а по усмотрению следователя и допрос потерпевшего и свидетеля в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет проводятся с участием педагога.

В отличие от ст. 425 УПК РФ ст. 191 УПК РФ не содержит положения об участии психолога.

Для обеспечения правильного воздействия на формирующуюся личность детей и подростков участие психолога, альтернативно педагогу, должно иметь место не только в отношении несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых, но и малолетних и несовершеннолетних потерпевших и свидетелей.

Несовершеннолетний потерпевший или свидетель, так же как и несовершеннолетний подозреваемый или обвиняемый, нуждается в помощи специалиста-психолога, поскольку допрос может травмировать психику ребенка, ставшего жертвой или очевидцем преступления. Об этом свидетельствует следующий пример из судебной практики. Так, в материалах уголовного дела, возбужденного по факту совершения преступления, предусмотренного п. “г” ч. 2 ст.

161 УК РФ в отношении несовершеннолетней потерпевшей М., имеющей диагноз “Последствия органического поражения головного мозга с эмоционально-волевыми нарушениями”, содержится ксерокопия из амбулаторной карты, которая свидетельствует об ухудшении здоровья М. в связи с перенесенной ей нервно-травмирующей ситуацией после совершения в отношении ее преступления, а также после допросов следователем, где она испытывает нервно-эмоциональные перегрузки, которые ей противопоказаны по состоянию здоровья <1>.


<1> См.: уголовное дело N 1-75/08 // Архив Пролетарского районного суда г. Саранска. 2008.

 

Учитывая психологические особенности малолетних и несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, их допрос необходимо проводить с обязательным участием психолога. Дети нередко искажают обстоятельства произошедшего в связи с недостаточным развитием восприятия, особенностями памяти, ограниченным словарным запасом. Они путают форму, размеры предметов, названия цветов, неправильно называют время и место события.

При описании обстановки акцентируют внимание на несущественных деталях, преимущественно ярких, привлекательных для них. В связи с этим существенную помощь следователю в организации и проведении допроса может оказать психолог.

Психолог также может определить способность несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля правильно ориентироваться во времени, дать оценку его психическому состоянию в момент восприятия преступного события, подсказать тактику проведения допроса, сгладить возможное состояние скованности, настороженности, недоверия допрашиваемого, преодолеть стыдливость и стеснение несовершеннолетней, потерпевшей от полового посягательства.

Поэтому предлагается расширить круг лиц, в допросе которых возможно, а в некоторых случаях обязательно участие психолога, включив в него малолетних и несовершеннолетних потерпевших и свидетелей.

С учетом изложенного предлагаем ч. 1 ст. 191 УПК РФ изложить в следующей редакции: “Допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до четырнадцати лет, а по усмотрению следователя и допрос потерпевшего и свидетеля в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет проводятся с участием психолога или педагога. В допросе несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, находящихся в особых эмоциональных состояниях или имеющих психические либо физические недостатки, обязательно участие психолога”.

Следует обратить внимание на то, что уголовно-процессуальный закон не устанавливает возраста, начиная с которого несовершеннолетних можно допрашивать в качестве потерпевших и свидетелей, что порождает различные суждения об этом многих авторов.

В.Г. Власенко считает, что “с учетом акселерации минимальным возрастом для несовершеннолетних, когда они могут быть допрошены, является 1 год 7 месяцев. Этот возраст характерен тем, что наступает окончание переходного периода в становлении речи, ребенок овладевает значениями слов” <2>. М.М.

Мамайчук утверждает: “Самый ранний возраст детей, участвующих в судебно-следственных действиях, 2 года” <3>. По мнению Е.И. Цымбала, “значимые для дела показания могут быть получены у здоровых детей старше 3 лет и детей с дебильностью средней тяжести старше 5 – 6 лет.

Однако для этого необходимо создание специальных условий при проведении допроса и привлечение психологов, имеющих необходимую подготовку” <4>. Е.В. Кушпель также считает: “При правильной организации и проведении следственных действий с участием малолетних от них можно получить вполне надежную информацию, обеспечивающую успех расследования. В ряде случаев даже дети 3 – 4 лет дают достаточно верные, детализированные показания, уверенно опознают” <5>.

По утверждению Н.И. Порубова, несовершеннолетний может быть допрошен в качестве свидетеля или потерпевшего независимо от возраста, если предмет допроса ему по возрасту доступен и ребенок не является умственно отсталым <6>.


<2> Власенко В.Г. Психологические особенности допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Вопросы техники, тактики и методики расследования.

Саратов, 1982. Вып. 4. С. 61.

<3> Мамайчук И.И. Экспертиза личности в судебно-следственной практике: Учеб. пособие. СПб., 2002.

С. 136.

<4> Цымбал Е.И. Проблемы правового регулирования использования психологических познаний при проведении следственных действий с участием несовершеннолетних // Психолого-криминалистические проблемы раскрытия преступлений. Тезисы научно-практической конференции. М., 2002.

С. 26.

<5> Кушпель Е.В. Расследование преступлений против семьи и несовершеннолетних: Учеб. пособие. Волгоград, 2001.

С. 77.

<6> См.: Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина, Г.Г. Зуйкова. М., 1968.

С. 413.

 

На наш взгляд, наиболее верным является суждение А.А. Закатова о том, что несовершеннолетнего дошкольного возраста следует допрашивать в качестве свидетеля или потерпевшего, “если уровень его умственного развития, по мнению специалиста-психолога, позволяет воспринять, запомнить и сообщить следователю или суду определенные фактические данные, необходимые для расследования” <7>.


<7> Закатов А.А. Психологические особенности тактики производства следственных действий с участием несовершеннолетних: Учеб. пособие. Волгоград, 1979. С. 6.

 

Законодателем не решен вопрос о том, кто может быть приглашен в качестве психолога или педагога. Применительно к участию психолога в допросе несовершеннолетнего необходимо, чтобы соответствующее лицо обладало специальными знаниями и профессиональными практическими навыками работы с той возрастной группой, к которой принадлежит допрашиваемый.

При допросе психически здоровых несовершеннолетних это может быть специалист в области педагогической или возрастной психологии. Если же допрашиваемый обнаруживает признаки отставания в психическом развитии или страдает сенсорными недостатками, в качестве специалиста следует приглашать медицинского психолога, сурдопсихолога или тифлопсихолога.

Такой психолог способен грамотно подготовить подростка к предстоящей процедуре допроса, которая, безусловно, является малоприятной, а иногда и травмирующей его еще не сформировавшуюся психику, сконцентрировать внимание на событиях, о которых будут расспрашивать.

В УПК РФ также не закреплены критерии, которыми следует руководствоваться при выборе конкретного специалиста-психолога или специалиста-педагога для участия в допросе несовершеннолетнего. На наш взгляд, при выборе конкретного специалиста-психолога для участия в допросе несовершеннолетнего необходимо учитывать личность и психическое состояние допрашиваемого, его отношение к приглашаемому специалисту. Нужно исходить из того, что одних допрашиваемых смущает присутствие знакомых психологов и педагогов, другие, напротив, легко вступают в контакт с ними.

При расследовании половых преступлений участие знакомого несовершеннолетнему психолога может оказаться нецелесообразным.

В допросе несовершеннолетнего свидетеля и особенно потерпевшего по делам, связанным с половыми преступлениями, следователь должен принять меры к тому, чтобы психолог был того же пола, что и допрашиваемый. Стеснение, которое испытывают несовершеннолетние в ходе такого допроса в присутствии лиц другого пола, не только может отрицательно сказаться на полноте показаний, но и причинить моральную травму допрашиваемым.

Поэтому решение о том, в присутствии какого психолога (знакомого или незнакомого, мужчины или женщины) несовершеннолетнему лучше давать показания, может быть принято лицом, производящим расследование, сугубо индивидуально с учетом вышеназванных рекомендаций.

При повторном допросе желательно обеспечить участие того же психолога, который принимал участие в первом допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля.

Следует заметить, что участие психолога в допросе несовершеннолетних имеет некоторые отличительные особенности, определяемые их процессуальным положением. Поэтому для участия в допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), потерпевшего и свидетеля должны привлекаться совершенно разные специалисты, на что не обращается внимания на практике. Например, по уголовному делу, возбужденному Рузаевской межрайонной прокуратурой, при проведении допросов несовершеннолетних обвиняемых А. и С., а также несовершеннолетней свидетельницы С. участвовал старший психолог Рузаевского РОВД <8>.

Считаем, что участие одного и того же специалиста-психолога в отношении лиц, имеющих различный процессуальный статус, является нежелательным.


<8> См.: уголовное дело N 2-13/03 // Архив Верховного Суда РМ. 2003.

 

Привлекаемого к участию в допросе психолога необходимо ознакомить с обстоятельствами дела, имеющими значение для допроса, выяснить его компетенцию и взаимоотношения с допрашиваемым, а также возможные причины, препятствующие участию в указанном следственном действии. До начала допроса психологу следует предоставить возможность побеседовать с ребенком в присутствии следователя с целью определения психологических особенностей ребенка и установления с ним психологического контакта.

В научной литературе высказываются различные мнения по вопросу выбора времени допроса несовершеннолетних. Известно, что чем больший срок отделяет момент восприятия какого-либо события от его воспроизведения на допросе, тем меньшее количество информации сохраняется в памяти человека. Значит, свидетели и потерпевшие должны быть допрошены как можно скорее.

Однако и в данном случае могут быть некоторые исключения. Если потерпевший, а порой и свидетели, в результате совершенного преступления находятся в состоянии душевного потрясения, очень сильного волнения, напряженности, растерянности, допрос следует отложить. Как отмечает А.Р.

Ратинов, “допрос, производящийся непосредственно вслед за происшествием (особенно допрос потерпевшего и очевидцев), может быть и недостаточно результативным; более полными иногда оказываются несколько отсроченные показания, когда переживания сгладились и память свидетеля обрела временно потерянную остроту” <9>.


<9> Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 2001.

С. 216.

 

М.М. Коченов и Н.Р. Осипова рекомендуют допрашивать ребенка не ранее чем через два-три дня после события в тех случаях, когда известно, что случившееся могло его сильно взволновать <10>. За это время уменьшается эмоциональное напряжение и вызываемое им торможение процессов памяти.

Нужно также учитывать известное в психологии явление реминисценции, т.е. “всплывания” в памяти деталей, которые не могли быть воспроизведены вскоре после события. Поэтому свидетелей и потерпевших, чьи показания кажутся следователю недостаточно полными, содержат труднообъяснимые пробелы, желательно допросить повторно. Е.Е. Центров рекомендует проводить повторный допрос несовершеннолетнего не позднее 2 – 3 дней с момента преступного посягательства, так как в дальнейшем может появиться процесс забывания <11>.

Не исключено, что после первого допроса потерпевший или свидетель вспомнят существенные для дела обстоятельства, связанные с событием преступления, личностью преступника.


<10> См.: Коченов М.М., Осипова Н.Р. Психология допроса малолетних свидетелей: Методическое пособие. М., 1984.

С. 20.

<11> См.: Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем. М., 1988.

С. 155.

 

Поскольку следователю порой бывает сложно определить наиболее подходящий момент для допроса, ему необходимо учитывать мнение психолога по данному вопросу, особенно в отношении несовершеннолетнего, перенесшего сильное потрясение (страх, испуг, психологический аффект).

Рекомендации психолога могут быть полезны при определении места производства допроса и его продолжительности. Допрос проводится по месту производства предварительного следствия, но следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого (ч. 1 ст.

187 УПК РФ).

“Допрос малолетних, – по мнению Е.Е. Центрова, – предпочтительнее проводить в привычной для них обстановке – в детском учреждении, школе, дома. Желательно начинать допрос с беседы, включающей элементы игры, которая поможет установлению доверительных отношений” <12>. М.М. Коченов и Н.Р.

Осипова рекомендуют допрашивать ребенка на месте расследуемого события, так как это поможет оживить в памяти детали ситуации и позволит ребенку, не умеющему рассказывать, показать расположение участников наблюдавшейся им сцены, направление их движения и т.п. Исключением, по их мнению, должны быть случаи, когда имеются опасения, что пребывание на месте события может вызвать у него сильные отрицательные эмоции <13>. При наличии сведений об излишне легкомысленном отношении ребенка к случившемуся лучше допрашивать его в кабинете следователя.

Официальная обстановка может подчеркнуть важность и ответственность допроса.


<12> Криминалистика: Учебник для вузов / Отв. ред. проф. Н.П. Яблоков. М., 2007.

С. 514.

<13> См.: Коченов М.М., Осипова Н.Р. Указ. соч. С. 22.

 

Большое значение для защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля имеет ограничение продолжительности допроса. Например, в ч. 1 ст. 425 УПК РФ установлено, что допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого не может продолжаться без перерыва более двух часов, а в общей сложности более четырех часов в день.

Правило об ограничении продолжительности допроса по аналогии следует включить и в ст. 191 УПК РФ, устанавливающую особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля.

При этом следует учитывать рекомендации психолога, что также определяется возрастными и индивидуальными особенностями ребенка. Экспериментальными исследованиями психологов установлено, что дети 5 – 7 лет могут быть сосредоточенными около 15 минут, 7 – 10 лет – 20 минут, 10 – 12 лет – 25 минут, старше 12 лет – 30 минут <14>. Пренебрежение этими данными может дезорганизовать допрос, привести к недостоверным показаниям.


<14> См.: Арямов И.А. Особенности детского возраста. Очерки.

М., 1953. С. 140.

 

Представляется целесообразным дополнить ст. 191 УПК РФ “Особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля” ч. 2 следующего содержания: “Допрос несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля не может продолжаться без перерыва более двух часов, а в общей сложности более четырех часов в день. Продолжительность допроса в каждом конкретном случае должна определяться с учетом рекомендаций психолога”.

Специалист-психолог, участвуя при производстве данного следственного действия, может оказывать неоценимую помощь следователю на каждом этапе допроса: при подготовке к допросу, непосредственно в ходе допроса, а также при фиксации результатов допроса.

До начала допроса следователь может получить у психолога консультацию о психологических особенностях детей и подростков того возраста, к которому относится потерпевший или свидетель. Помощь психолога может быть полезна также при подготовке вопросов, которые предполагается задавать допрашиваемому.

Непосредственно в ходе допроса важной задачей психолога является содействие в установлении и поддержании психологического контакта <15>, что предполагает снятие излишнего психического напряжения подростка, устранение имеющихся психологических барьеров для общения. Если это напряжение не будет снято во время допроса, оно может привести к негативным результатам, а также затруднить контакты с подростком в будущем. Учитывая выявленные особенности личности допрашиваемого, его интеллектуальный уровень, сильные и слабые стороны характера несовершеннолетнего, психолог должен способствовать созданию благоприятной для него атмосферы, располагающей к продуктивной беседе.


<15> См.: Лосев Д.М. Некоторые аспекты проблемы психологического контакта при допросе несовершеннолетнего // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. Саратов, 1981.

С. 153.

 

Установление психологического контакта необходимо для того, чтобы несовершеннолетний был настроен воспринимать вопросы следователя, осуществлять мыслительные процессы в направлении возникновения желания и решимости рассказать об обстоятельствах, интересующих следствие.

Помощь психолога может быть использована и при составлении протокола следственного действия для тщательной фиксации особенностей речи допрашиваемого, правильной оценки его показаний и поведения.

Последняя задача участвовавшего в допросе психолога – ознакомиться с протоколом допроса несовершеннолетнего и внести в него при необходимости замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей. Однако следует отметить, что замечания психолога фиксируют его мнение о ведении допроса и отражении в протоколе показаний несовершеннолетнего, но не могут касаться оценки правдивости этих показаний.

В ст. 191 УПК РФ, устанавливающей особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, необходимо предусмотреть права, которыми следует наделить психолога, участвующего в допросе указанных лиц. Поэтому считаем необходимым дополнить ст. 191 УПК РФ ч. 3 следующего содержания: “Психолог или педагог вправе с разрешения следователя, дознавателя задавать вопросы несовершеннолетнему потерпевшему или свидетелю, а по окончании допроса знакомиться с протоколом допроса и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей.

Эти права следователь, дознаватель разъясняет психологу или педагогу перед допросом несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, о чем делается отметка в протоколе”. Часть 2 ст. 191 УПК РФ считать ч. 4.

Резюмируя все вышеизложенное, отметим, что основная функция психолога при допросе несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля на предварительном следствии состоит в применении психологических знаний для установления контакта с допрашиваемым, правильной и корректной постановки ему вопросов, охраны его психического здоровья от травмирующего воздействия необычной для него ситуации.

 

 

 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.