Экспертиза текста: психологический и лингвистический аспекты

ЭКСПЕРТИЗА ТЕКСТА: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ И ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ – ПРЕДЕЛЫ КОМПЕТЕНЦИИ

     Статья посвящена вопросу разграничения компетенций лингвистической, психологической, комплексной психолого-лингвистической и психолингвистической экспертиз текста. На примерах показаны особенности каждого из названных видов анализа текста (экспертиза текста).

           Анализ материалов уголовных и гражданских дел позволяет увидеть, что практические работники достаточно часто назначают одновременно или последовательно несколько экспертиз: лингвистическую, психологическую и психолингвистическую, иногда комплексную психолого-лингвистическую экспертизы. На наш взгляд, в назначении такого количества экспертиз нет необходимости, поскольку достаточно, например, назначить комплексную психолого-лингвистическую или психолингвистическую экспертизу, или можно обойтись лишь одной – психологической либо лингвистической экспертизой. Назначение нескольких экспертиз текста в рамках одного дела сопряжено с материальными и временными затратами, с поиском специалистов, обладающих необходимыми знаниями, возможностью их взаимодействия во времени и пространстве при проведении комплексной экспертизы.

    Традиционно компетенцией судебной лингвистической экспертизы являются лингвистический, семантико-лингвистический и лингвостилистический анализы языковых и речевых средств текста. В текстах выделяют высказывания, являющиеся элементами исследуемого явления; оценочные высказывания различной направленности; дают толкование и интерпретацию их семантики.

           Эксперт-лингвист в своем анализе опирается на данные лингвистических словарей, поскольку именно словари выступают в роли авторитетного источника, подтверждающего или опровергающего мнение эксперта <1>.

               В качестве иллюстрации приведем пример анализа следующего текста<2>: “уважаемые господа из правящей элиты если вы не решите вопрос с корректным выдворением этих гадов с территории облости то скоро терпению народа придет конец и ростовские события покажутся вам детской сказкой но в этом случае ситуация сметет вас как опавшую листву с политической доски пора подумать о своей шкуре”.

          По мнению эксперта-лингвиста, в данном высказывании содержится обращение: “уважаемые господа из правящей элиты”, а также информация о необходимости выдворения с территории области группы лиц, названных словом “гады” (гад – бран. разг. 1. Об отвратительном, скверном человеке. 2. С эмоциональным осуждением о человеке). Из контекста высказывания не представляется возможным однозначно установить, какая группа лиц подразумевается говорящим под словом “гады”.

           В данном контексте содержится констатация необходимости совершения активного действия (выдворение) в отношении группы лиц, названной словом “гады”. Из контекста не представляется возможным установить характер действий (насильственный/ненасильственный). Из общего контекста высказывания не представляется возможным установить, о какой группе лиц или отдельных представителях группы лиц идет речь. Как следствие, не представляется возможным однозначно установить характер волеизъявления участников коммуникации, субъекта и объекта речевой ситуации.

               Объектом судебной психологической экспертизы текста является психическая деятельность лица и продукты его психической деятельности (авторские произведения, письма, дневниковые записи, включая тексты, видео-, аудиозаписи, материализованные продукты деятельности) в ситуациях, имеющих юридическое значение.

          Специфика этого вида экспертизы обусловлена недоступностью психики непосредственному познанию, которое возможно через анализ действий и поступков, являющихся отражением психической деятельности автора. Эксперт-психолог исследует материальные источники, отражающие информацию о личности автора, его мотивах и намерениях. Проиллюстрируем особенности психологического анализа, используя вышеприведенный текст.

       Очевидно, что “текст может описывать как реальность, так и предположительную реальность, может выражать отношение автора к этой реальности, а потому обладает определенной семантикой. При анализе семантической (смысловой) структуры текста выделяют текстовый субъект, который обозначает то, о чем говорится в тексте, и текстовый предикат – это то, что говорится в тексте о текстовом субъекте. Вместе они образуют текстовое суждение”<3>.

               “В данном высказывании присутствуют четыре персонажа: господа (элита, вас, вам), гады, народ и “Въедливый”, чьи мысли в виде обращения к господам изложены в анализируемом тексте. Однако в самом тексте действующими лицами являются только три персонажа: господа (элита, вас, вам), гады, народ. В нашем случае текстовым субъектом выступает персонаж “господа”, так как частота использования данного персонажа в четыре раза больше (66,7%), чем “гады” и “народ” (по 16,65%).

          Персонажи “гады” и “народ” могут быть квалифицированы как периферийные смысловые связи и входить составной частью текстового предиката основного текстового субъекта.

          Текстовый субъект “Въедливый” представлен анализируемым нами высказыванием, в котором прослеживается намерение автора побудить адресата (в нашем случае, это “господа”) совершить действие (“решить вопрос”, “подумать”). “Господа” – это те, к кому обращается автор высказывания “Въедливый”. Рассмотрим подробнее текстовый субъект “господа” и его предикаты:

ХАРАКТЕРИСТИКА ГОСПОД:
Кто: элита, вы, вас, вам, листва, шкура.
Какие: уважаемые, правящая, опавшая, своя.
МЕСТО ДЕЙСТВИЯ: территория, область.
ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ: скоро, пора.
ОБСТОЯТЕЛЬСТВА: терпению конец, вопрос.
РЕКОМЕНДУЕМЫЙ ОБРАЗ ДЕЙСТВИЙ: решить, корректное выдворение, подумать.
ДРУГИЕ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА: гады, народ.
ПОСЛЕДСТВИЯ НЕВЫПОЛНЕНИЯ ДЕЙСТВИЙ: ситуация, ростовские события.
СПОСОБ ДЕЙСТВИЯ: сметет, покажутся.
АССОЦИАТИВНЫЙ РЯД: детская сказка, опавшая листва, политическая доска, случай.

               Описанные выше соотношения текстовых субъектов и их предикатов позволяют выделить четкость и целостность, связанность и соподчиненность отдельных элементов текста.

Так, анализ смыслового поля данного высказывания позволяет поделить высказывание на смысловые части. Первая часть высказывания состоит из обращения (уважаемые господа), обстоятельств (терпению конец) и предположения, что может быть, если не решите “вопрос с корректным выдворением”, т.е. описывает возможные события, если вопрос не будет решен положительно. Вторая часть высказывания описывает, что случится с теми (“господа из правящей элиты”), кто этот вопрос не решит. Причем, по смыслу вторая часть высказывания (“ситуация сметет вас”) обосновывает смысл первой части.
Таким образом, значением данного текста оказывается воображаемое или желаемое действие и желание автора, чтобы это действие было реализовано<4>.

               В нашем случае текст описывает намерение автора побудить адресата (“господ”) совершить конкретное действие (“выдворение”), однако объекты (“гады”), в отношении которых надо решить “вопрос” (совершить желаемые автором действие), носят не конкретный характер.

               Данные, характеризующие текстовый субъект “гады” по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, по принадлежности к какой-либо социальной группе, в тексте отсутствуют. Место (территория области) и время (“скоро”, “пора”) действия также не обозначены конкретно”.

               Предметом рассмотрения и юридической квалификации по уголовному делу могут являться только действия людей, в том числе такая их разновидность, как коммуникативные действия, использующие языковые и другие знаковые средства. Уже из этого следует невозможность оторвать лингвистический анализ от психологического и психолингвистического.

               Предметом психолингвистического исследования является изучение психологических аспектов взаимодействия языка и речи, которые в самом общем виде обычно разделены на процессы производства и восприятия речи, понимания языка и его усвоения. Исследование соотнесенности процессов порождения и восприятия текстов, их конгруэнтности с психическим и психофизиологическим состоянием людей, включенных в процессы коммуникации, дает возможность установить принадлежность текста тому или иному лицу, выявить личностные особенности автора, определить его эмоциональное состояние, внутреннюю позицию и установки. Психолингвистическая экспертиза исследует речь как форму психической активности, речевую деятельность, психическую деятельность человека в момент речевой коммуникации, процессы производства и восприятия знаков языка. Вопросы языкового воздействия относятся к области психолингвистического исследования.

               Как пишет Е.Г. Соболева<5>, воздействовать на реципиента может только смысл слов, но не их значение. В функционировании же языка встречаются вполне недвусмысленные, индивидуальные и не всегда соответствующие словарным определениям варианты контекстуального употребления лексических единиц. Для их анализа адекватен не узкоспециальный лингвистический подход, а только междисциплинарный психолингвистический.

               Примером<6> психолингвистического подхода может послужить анализ выражения: “Это мы люди, а вы все русские – говно!” в контексте обстоятельств дела.

          “Лингвистический анализ: данное предложение является письменной фиксацией произнесенной устно фразы. Восклицательный знак выражает степень экспрессивности, эмоциональности человека, произнесшего фразу. Следует отметить, что в протоколах допроса свидетелей Г., В., Л., Д. восклицательный знак отсутствует, а затем он появляется в материалах дела. Для нефилолога наличие или отсутствие восклицательного знака – незначительная деталь, поэтому нельзя утверждать, что произнесенное высказывание имело восклицательный знак, т.е. интонацию призыва.

          Коммуникативное намерение автора высказывания или текста – передача смысла, замысла автора слушающему (читающему) с помощью определенных языковых средств, воздействие на слушающего (читающего). Лингвистика пока не обладает методиками, позволяющими точно определить намерение автора. Однако использование так называемой инвективной лексики, запрещенной к употреблению в обществе (высказывание “Это мы люди, вы все русские – говно!”), указывает на нарушение речевых норм, принятых в обществе. Можно предположить, что коммуникативным намерением автора высказывания являлось нарушение общественного порядка при помощи бранной лексики.

               Анализируемое высказывание не является текстом. Адресат речи не определен. Следовательно, можно утверждать, что указанная фраза не содержит призыва к осуществлению каких-либо враждебных или насильственных действий по отношению к лицам какой-либо национальности, не содержит пропаганду, направленную на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе.
Высказывание “Это мы люди, вы все русские – говно!” содержит так называемую непристойную лексику, т.е. грубейшие вульгарные выражения, в обычной ситуации неупотребляемые. Употребление указанной лексики можно рассматривать двояко – как очень низкую культуру людей, употребляющих данную лексику, или как желание оскорбить слушающего (или слушающих).

               В этом высказывании также идет речь о национальной принадлежности “вы, все русские”. Однако недостаточно оснований полагать, что сказанная фраза относится к присутствующим ребятам, т.к. школьники могут не все быть “чистокровными” русскими, отсутствует обращение к адресату.

            Психологический анализ (психологическая экспертиза текста): для различения понимания в речи важно значение и смысл. Значение – это объективно сложившаяся в ходе истории общества система связи, которая стоит за словом. Это то, что объединяет различных носителей языка в понимании той или иной номинации. Обычно словарные толкования лексем стремятся выразить их значения. Например, слово стул по своему значению – это предмет мебели, представляющий собой специальное приспособление для сидения одного человека, которое имеет спинку и не имеет подлокотников.

             Смысл – это индивидуальное значение слова, которое связано с субъективным опытом говорящего и конкретной ситуацией общения.

Все та же лексема стул в сознании различных людей имеет неодинаковое смысловое наполнение (в нашем исследуемом случае – это не просто место за партой, а место и положение, занимаемое в иерархии отношений в классе). Смысл всегда индивидуально-личностен. Он рождается в сознании говорящего и не всегда понятен окружающим. Поэтому, на наш взгляд, требование О.С. “освободить” ему его место было многими одноклассниками соотнесено с проявлением черт его характера, проявлением неуважения к другим в то время, когда уже начался урок…

               Движение от мысли к слову – это превращение личностного смысла в общепонятное значение. Сама мысль зарождается не от другой мысли, а от различных потребностей человека, от той сферы, которая охватывает все наши влечения, побуждения, эмоции и т.п. Иными словами, за мыслью стоит мотив, т.е. то, ради чего мы говорим. Мотив – первая инстанция в порождении речи. Он же становится последней инстанцией в обратном процессе – процессе восприятия и понимания высказывания, ибо мы стремимся понять не речь и даже не мысль, а то, ради чего высказывает наш собеседник ту или иную мысль, т.е. мотив речи.

               Общественное мнение по поводу поведения О.С. в классе разделилось. Наличие поддержки О.С. со стороны некоторых одноклассников послужило для него психологическим толчком к потребности “поговорить” с Х., которого он считал самым “виноватым” в происшедшем. Так, была назначена встреча с Х., Г., Л. и Ф.

               Учитывая то, что фраза “Это мы люди, а Вы, все русские, говно”, прозвучавшая в адрес Л., была произнесена негромко (“Я слышал отчетливо, хоть она прозвучала негромко”), то мы можем полагать, что характер лозунга или призыва данная фраза не носила.

Выводы:

               1. В указанном выражении отсутствует призыв к осуществлению каких-либо враждебных или насильственных действий по отношению к лицам какой-либо национальности, т.к. звучит оно адресно и негромко и произнесено разными людьми (М. и неизвестными лицами), можно утверждать, что указанное высказывание не является целостным текстом ни по содержанию, ни по смыслу и направленности. Не содержит в себе коммуникативное намерение авторов указанного высказывания, кроме нарушения общественного порядка при помощи бранной лексики.

               2. Указанная фраза не содержит призыва к осуществлению каких-либо враждебных или насильственных действий по отношению к лицам какой-либо национальности, не содержит пропаганду, направленную на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе”.

               Поскольку потребность в экспертизах текстов увеличивается, настала необходимость понимания специфики и возможностей каждого вида исследований, что должно отразиться в умении юристов-практиков правильно формулировать цель исследования, определять круг вопросов, выносимых на экспертизу, и находить соответствующих специалистов.

               Какие специалисты могут быть привлечены в качестве судебных экспертов? Понятно, что при назначении лингвистических экспертиз – это лингвисты, психологических – психологи, психолингвистических – психолингвисты, за неимением которых можно назначать комплексную психолого-лингвистическую экспертизу. Но до недавнего времени в нашей стране не готовили судебных экспертов в области исследования текста. У юристов также отсутствуют четкие представления о возможностях лингвистического и психолингвистического исследования. Это, в свою очередь, затрудняет определение юристами необходимого вида экспертизы, поиск и выбор квалифицированных специалистов. А недостаточная методологическая разработанность экспертных исследований текста затрудняет оценку качества полученного заключения.

               Некоторые экспертные учреждения и эксперты, рекламирующие себя сведущими в области проведения психологических и лингвистических экспертиз (экспертиза текста), пытаясь соответствовать современным запросам судопроизводства, на наш взгляд, зачастую “имитируют” психолингвистический анализ. Вместо надлежащего психологического и лингвистического (психолингвистического) исследования они поверхностно соединяют информацию из толковых словарей русского языка с обывательским пониманием и интерпретацией обстоятельств дела. В связи с этим авторы статьи хотели бы привлечь внимание не только юристов к проблеме компетентности экспертов, поиску и выбору квалифицированных специалистов при назначении экспертизы, но и самих экспертов к вопросу об их персональной профессиональной ответственности за качество проводимых исследований.

авторы:
Лисовцева Вера Михайловна,
старший преподаватель кафедры правовой психологии
и судебной экспертизы Саратовской государственной юридической академии.

Петрова Любовь Георгиевна,
доцент кафедры правовой психологии и судебной экспертизы
Саратовской государственной юридической академии, кандидат психологических наук.

 

<1> См., например: Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста: теория и практика: учеб. пос. 2-е изд. М., 2009.
<2> Здесь и далее цитируются материалы из личного архива авторов статьи.
<3> Доблаев Л.П. Анализ и понимание текста. Саратов, 1987. С. 5 – 9.
<4> Мусхелишвили Н.Л., Шрейдер Ю.А. Значение текста как внутренний образ // Вопросы психологии. 1997. N 3. С. 81 – 84.
<5> URL: http://iphoneinsta.ru/lingvisticheskie-i-psixolingvisticheskie-podxody-k-ekspertize-tekstov-chast-2.html (дата обращения: 10.10.2013).
<6> Здесь и далее цитируются материалы из личного архива авторов статьи.

Список литературы

1. Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста: теория и практика: учеб. пос. / А.Н. Баранов. 2-е изд. М.: Флинта: Наука, 2009.
2. Кроз М.В. Актуальные вопросы производства психологической и комплексной психолого-лингвистической экспертиз экстремистских материалов / М.В. Кроз, Н.А. Ратинова. М.: Акад. Ген. прокуратуры РФ, 2012.
3. Леонтьев А.А. О психолингвистической экспертизе / А.А. Леонтьев // Методология современной психолингвистики: сб. статей. Москва; Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2003. С. 58 – 70.
4. Психолингвистическая экспертиза ксенофобии в средствах массовой информации. М.: Смысл, 2003.

Ключевые слова:

экспертиза текста, психологический и лингвистический анализ текста, эксперт.
Expert evaluation of the text: psychological and linguistic aspects
V.M. Lisovtseva, L.G. Petrova
The article concerns the issue of delimitation of competences of linguistic, psychological, complex psychological-linguistics and psychological expert evaluations of the text. The authors show peculiarities of each of named types of analysis of the text on the basis of examples.
Key words: expert evaluation of the text, psychological and linguistic analysis of the text, expert.

 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.