Комментарий к статье 17: Ответственность медиаторов и организаций, осуществляющих деятельность

Комментарий к статье 17: Ответственность медиаторов и организаций, осуществляющих деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации

В исследуемой статье закрепляется возможность наступления ответственности медиаторов и организаций, занимающихся обеспечением проведения процедуры медиации.
Как указывает законодатель, порядок наступления ответственности медиаторов установлен гражданским законодательством. Таким образом, в данной статье предусматривается именно гражданско-правовая ответственность.
Гражданско-правовая ответственность выступает одним из видов юридической ответственности. Как отмечает В.В. Лазарев, “она представляет собой одну из форм принудительного воздействия на нарушителя гражданских прав и обязанностей, связанную с применением к нему гражданско-правовых санкций, влекущих невыгодные имущественные последствия”, которые выражаются в виде возложения на него дополнительной гражданско-правовой обязанности или лишения принадлежащего ему гражданского права.
Гражданско-правовая ответственность как один из видов юридической ответственности имеет свои особенности. Первая особенность – это то, что она оказывает имущественное воздействие на правонарушителя. Вторая особенность заключается в том, что ответственность обеспечивает восстановление имущественной сферы управомоченного (потерпевшего) лица. Третья особенность состоит в том, что с помощью ответственности ликвидируются те невыгодные имущественные последствия, которые наступили у управомоченного лица в результате нарушения обязанности контрагентом.
Согласно комментируемой статье гражданско-правовая ответственность медиаторов наступает перед сторонами медиативного процесса (что, в принципе, характерно для этого вида юридической ответственности). Она наступает только за вред, который был причинен сторонам вследствие осуществления медиатором каких-либо действий во время урегулирования конкретного спора между сторонами процесса медиации. Таким образом, вред в данном случае выступает как необходимое условие, влекущее ответственность медиатора.
Под вредом в гражданском праве понимается всякое умаление личного или имущественного блага. Он может быть причинен личности или имуществу. Исходя из этого, выделяют моральный и материальный (имущественный) вред.
Имущественный вред – это те экономические (материальные) последствия правонарушения, имеющие стоимостную форму. Денежной оценкой имущественного вреда являются убытки. Так, в ч. 2 ст. 15 ГК РФ закрепляется два вида убытков: реальный ущерб и упущенная выгода. Как отмечается в Комментарии к части первой ГК РФ под редакцией О.Н. Садикова, “в состав реального ущерба включаются расходы, которые лицо уже реально произвело к моменту предъявления иска о возмещении убытков либо которые еще будут им произведены для восстановления нарушенного права, т.е. будущие расходы. К реальному ущербу также относятся и убытки, вызванные утратой или повреждением имущества, т.к. в этом случае также производятся расходы”. Упущенная выгода представляет собой доходы (выгоду), которые лицо могло бы получить в обычных условиях гражданского оборота, если бы его права не были нарушены.
Моральный вред определяется гражданским законодательством как физические или нравственные страдания гражданина, вызванные действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (ст. 151 ГК РФ). Под нематериальными благами обычно понимаются честь и достоинство, неприкосновенность личности, здоровье.
Таким образом, в комментируемой статье подразумевается, что ответственность медиаторов может наступить при возникновении любого, как материального, так и морального вреда, если он окажется следствием действий медиатора, совершенных при урегулировании спора между сторонами.
В то же время в тексте комментируемого Закона законодателем не дается полного перечня норм, в которых подробно регламентируется деятельность медиатора во время проведения процедуры медиации и нарушение которых влекло бы ответственность медиатора. В Законе лишь отдельно упоминается ответственность за разглашение конфиденциальной информации, ставшей известной медиатору во время процесса медиации (см. комментарий к ст. 5). Данный факт, безусловно, относится к недостаткам комментируемого Закона, поскольку, кроме разглашения медиатором конфиденциальной информации, им могут быть допущены и другие нарушения. Так, например, адвокат М. Середа отмечает, что комментируемый Закон “вообще ничего не говорит об ответственности медиатора в случае злоупотребления им своим положением (в случае сокрытия заинтересованности в разрешении спора, тайного оказания помощи одной из сторон, намеренного непривлечения всех заинтересованных лиц к разрешению спора и т.п.)”.
Привлечение к гражданской ответственности осуществляется посредством предъявления в суд пострадавшей стороной иска к виновному медиатору или организации, осуществляющей деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации о возмещении причиненного ей морального и материального вреда.
При этом отдельно подчеркнем, и это следует из смысла данного Закона, что медиатор не несет ответственности за само решение, принятое сторонами в ходе проведения процедуры медиации.


Авторы комментария: Е.В. ТИХОНОВА, М.Е. СТАРОСТИН, О.В. ЛАЗАРЕВА (2011)

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.