Краткий исторический обзор теорий гипноза и гипнотерапии XX в.

Краткий исторический обзор теорий гипноза и гипнотерапии XX в.

История научной психотерапии насчитывает более 100 лет и начинается исследованиями гипноза и гипнотерапии. Тем не менее до настоящего времени не существует удовлетворительных объяснений гипнотического феномена и механизмов гипнотерапии. Причинами подобного положения следует, вероятно, признать как значительную сложность анализируемого явления, так и отсутствие в последние десятилетия особого интереса к гипнотической проблематике со стороны представителей фундаментальных наук о мозге и поведении. Исследования гипноза с момента их зарождения и по сей день являются предметом преимущественного интереса самих гипнологов независимо от физиологической либо психологической ориентации последних.
Завершившееся XX столетие стало свидетелем появления, расцвета и упадка многих теорий и техник психотерапии, представляющих сейчас лишь исторический интерес. В отличие от иных, гипноз и гипнотерапия стабильны во времени. Причина временной устойчивости гипнотерапии в ее клинической эффективности. Именно клиническая эффективность гипнотерапии является для практикующих ее психотерапевтов императивом к постижению природы гипноза и механизмов гипнотерапии.
История изучения природы гипноза богата драматическими коллизиями, непримиримыми противоречиями взглядов личностей и научных школ. Это и борьба между «флююидистами» и «анимистами», нансийской и сальпетриерской школами [цит. по 91], и заочная оппозиция психоанализа и Павловской рефлексологии.
Известный французский гипнологЛ. LUepTOK(LChertok) полагал, что не существует теорий, дающих исчерпывающее объяснение гипноза. К 80-м гг. XX в. им выделены три основных направления: 1) теории Павловской школы; 2) теории экспериментальной психологии; 3) психоаналитические теории. Принимая в целом такую классификацию, позволим себе сделать небольшое уточнение: теории Павловской школы точнее можно определить как рефлексологические теории гипноза. Рассмотрим полученные направления данного временного периода.

Рефлексологические теории

С позиции Павловской рефлексологии феномен гипноза понимается физиологически, в соотнесении с фазами тормозного процесса в нервной системе, как промежуточное между сном и бодрствованием состояние частичного торможения коры головного мозга, как частичный сон. Обязательный атрибут гипноза — раппорт — связь гипнотизируемого с гипнотизером через дежурные пункты коры полушарий головного мозга, включающие слуховой анализатор. Внушение понимается как гипнотическое внушение — концентрированное раздражение на фоне заторможенности коры головного мозга. По И. П. Павлову, внушаемость определяется степенью заторможенности коры больших полушарий, т. е. глубиной гипноза.
В истории отечественной гипнологии к ее достижениям принято относить преимущественно Павловскую теорию гипноза. Однако следует ретроспективно выделить понимание феномена гипноза В. М. Бехтеревым. В. М.Бехтерев, непосредственно занимавшийся проблемами гипноза и гипнотерапии как ученый и практик, понимал гипноз как своеобразный вид естественного сна, искусственно вызванный сочетанный рефлекс тормозного характера с подавлением активного сосредоточения.
Позиции И. П. Павлова и В. М. Бехтерева имеют несущественные, с точки зрения их современников, а на наш взгляд, несомненные качественные различия. Если по И. П. Павлову феномен гипноза «расположен» между бодрствованием и сном, то для В. М. Бехтерева естественный сон и гипнотический сон «рядоположены» и совместно оппонируют бодрствованию. К сожалению, точка зрения В. М. Бехтерева не получила непосредственного развития.
Дальнейшее изучение гипноза и гипнотерапии в СССР в 1930-1960-е гг. опиралось на сугубо физиологическую Павловскую платформу, предметами прикладных исследований были объективно регистрируемые показатели функций отдельных органов и систем организма в гипнозе. Гипнологов интересовали возможности направленного изменения определенных параметров организма и психики под влиянием гипносуггестии. Были изучены в гипнозе: внушенная аналгезия; влияние на безусловные рефлексы, показатели дыхания и пульса, артериального давления, трофические функции; влияние на пищеварительную систему, водно-солевой обмен, углеводный обмен; тепловой обмен, потоотделение. Исследованы изменения психических функций под влиянием гипнотических внушений: восприятия; сознания (возрастная регрессия и прогрессия), внимания, памяти, воли, мышления и речи. В ходе данных исследований были получены весьма ценные клинико-физиологические данные. К ним следует отнести обширные доказательства разнообразных психосоматических влияний. Не менее важными мы полагаем данные об оптимизирующем влиянии гипноза и гипнотерапии на показатели организма в зависимости от исходного фона. Завершающим итогом физиологически ориентированных экспериментальных исследований гипноза в СССР стала вышедшая в 1974 г. монография Л. П. Гримака «Моделирование состояний человека в гипнозе», в которой феномен гипноза трактуется: 1) согласно духу и букве Павловской теории гипноза как тормозной переходный процесс между сном и бодрствованием; 2) как «рефлекс» следования за лидером.
В 1970-е гг. в связи с подъемом психологических исследований, началом интеграции отечественной психотерапии в мировую, с развитием патогенетической, групповой психотерапии интерес российских ученых к гипнотерапии, и Павловской теории гипноза падает. В 1980-е гг. известный психотерапевт и ведущий гипнолог страны В. Е. Рожнов, в ходе своих исследований отойдя от Павловской теории гипноза, считал гипноз третьим базовым состоянием наряду с бодрствованием и сном.

Теории экспериментальной психологии

Анализ мировых, прежде всего американских исследований, выполненных в 1930-1960-е гг. в русле экспериментально-психологических теорий гипноза, неизбежно ведет к сопоставлению с современными им исследованиями советских гипнологов. Теоретической основой большинства исследований служил бихевиоризм, достаточно тесно сопряженный с Павловской рефлексологией. Диапазон исследований ориентирован на раскрытие разнообразных психосоматических взаимоотношений при внушениях в гипнозе. Так, в фундаментальном обзоре исследований гипноза Т. X. Barber 1961 г., основанном на 135 публикациях, проанализированы влияния гипнотического внушения на сенсорную сферу, сердечно-сосудистую систему, метаболизм, желудочно-кишечный тракт, кожу; рассмотрены аспекты гипнотического поведения. Следует отметить значительную экспериментальную базу данных исследований (контингентов исследуемых и методов). Тем не менее результаты отечественных и зарубежных (преимущественно американо-канадских) исследований различаются скорее количественно, чем качественно.
Работы 1930-1960-х гг. основаны на идее близости гипноза и внушения. С позиции Павловской рефлексологии внушение является, в сущности, гипнотическим, осуществляется за счет концентрированного раздражения участка коры на фоне торможения остальных ее отделов. С позиции гипнологов-бихевиористов гипноз есть или почти есть внушение, поскольку все его феномены (или почти все) могут быть получены вне формальной гипнотизации.
R. W.White, Т. R. Sabrin, М. Orne подчеркнули роль мотивации, ролевого поведения, его социальной обусловленности в ходе гипноза и гипнотерапии. А. М. Wietzenhoffer полагал, что гипнотическое воздействие строится на внушаемости, хотя позже отметил, что гипноз содержит в себе и «нечто другое».

Психоаналитические теории гипноза

Аналитическая психология, отличающаяся высокой активностью продуцирования теоретических конструкций, не обошла стороной феномен гипноза. Ранние психоаналитические теории гипноза начала XX в. концентрировались на: реактивации эдипова комплекса, состоянии мистической влюбленности с подчинением идеалу сверх «Я», сексуальном характере взаимоотношений гипнотизера и гипнотизируемого, нарциссической регрессии.
В дальнейшем, в 1930-1950-е гг. психоанализ стал трактовать гипноз с позиции психологии «Я». Психоаналитические теории гипноза рассматривали отношения гипнотизер — гипнотизируемый с позиции трансфера [210], строились на регрессивном понимании гипноза [234], когда «Я» гипнотика меняется посредством особого регрессивного процесса. Рассматривалось сочетание регрессивного трансфера и сенсорной депривации.
Одна из наиболее последовательных, полных и современных на стыке психоаналитической эгопсихологии и когнитивной психологии является эгопсихологическая теория гипноза Эрика Фромм (Erik Fromm). Теория основана на следующих психологических концептах и принципах:

1)    гипноз как адаптивная регрессия на службе Эго;
2)   активность, пассивность, рецептивность Эго;
3)   первичный и вторичный процессы образного мышления;
4)    внимание, абсорбция и общая ориентация в реальности;
5)   категории структуры и содержания.

Психоаналитическое понятие адаптивной регрессии на службе Эго подразумевает возврат от определенного уровня активности и контроля к предшествующему уровню развития для приобретения способности последующего двухшагового их развития, превышающего исходный уровень. Э. Фромм с сотрудниками поддержали психоаналитическую гипотезу о том, что гипноз является формой адаптивной регрессии. Согласно данной гипотезе, гипнотическая релаксация должна вызывать Эго-модулированное, на основе первичного процесса мышления, ослабление защитного барьера на период наличия глубокого гипнотического транса.
В психоанализе под первичным процессом понимается психическое функционирование в раннем детстве, существующее до становления ориентированности в реальности и способности задерживать немедленное удовлетворение потребности. В первичном процессе мышление базируется на превербальном воображении, оно размыто и не-дифференцировано, несколько идей часто представлены единым образом или словом с двойным значением. Мышление первичного процесса преимущественно непоследовательно и алогично. Мышление вторичного процесса осуществляется посредством слов и предложений, в языковой форме, а не в воображении, картинах и символах. Оно основано на воздействии реальности и ориентировано на реальность. Это целенаправленное вербальное мышление, оперирующее логически упорядоченными конкретными или абстрактными концептами. У здоровых взрослых первичный процесс сохраняется и включается спонтанно под воздействием потребностей или бессознательного Эго, творчески обогащая обыденную логику бодрствования. Первичный и вторичный процессы образуют единый неразделимый континуум мышления.
Экспериментальное исследование Э. Фромм и ее сотрудников показало, что в состоянии гипноза происходит достоверное усиление первичного процесса мышления. Однако, к сожалению, оно не сопровождалось ожидаемым изменением защит и копинг-функций.
В другом экспериментальном исследовании самогипноза исследовалось соотношение активности, рецептивности, инактивности, пассивности Эго. Гипнотическая Эго-активность определяется как произвольная мыслительная активность в течение транса. Эго-пассивность является состоянием, в котором личность ощущает себя сломленной, лишенной надежды и неспособна разрешить ситуацию. В Эго-рецептивности произвольность, критичность суждения и преднамеренный контроль внутреннего эмоционального опыта временно отставляются, и пациент позволяет подсознательному и предсознательному материалу проявляться свободно. Эго-рецептивность по отношению к гипнозу определяется Э. Фромм в случаях, когда общая ориентация в реальности постепенно отключается, трасформируясь в фон понимания.
Проведенное исследование показало, что Эго-активность в форме самовнушений, принятия решений, решения проблем преобладала над Эго-рецептивностью, а Эго-пассивность практически отсутствовала. Однако была выявлена сильная корреляция между Эго-рецептивностью и полноценностью гипнотического опыта. Глубина транса, абсорбции, яркость, реалистичность образности мышления на основе первичного процесса, собственно внушаемость были жестко сопряжены с Эго-рецептивностью. По мнению Э. Фромм, высокая корреляция Эго-рецептивности с воображением и абсорбцией означает, что в самогипнозе происходит самораскрытие Эго, становящегося восприимчивым к внутренним стимулам.
В отношении гипноза Э. Фромм выделяет сконцентрированное, сфокусированное и экспансивное, свободноплавающее внимание. С психоаналитической позиции оба типа внимания, равно как и восприятие и познание, являются функциями Эго. Абсорбция понимается Э. Фромм как совокупность сконцентрированного внимания и Эго-рецептивности. Абсорбция характеризует степень поглощенности внимания субъекта текущими внешними событиями или продолжающимся внутренним опытом.
Экспериментальное исследование подтвердило, что самогипноз характеризуется более концентрированным и экспансивным вниманием, чем бодрствование. В состоянии самогипноза отмечалась быстрая флюктуация между сконцентрированным и экспансивным вниманием. Экспансивное внимание оказалось связано с Эго-рецептивностью, а сфокусированное — с Эго-активностью.
Э. Фромм и ее сотрудниками было показано, что гипноз и бодрствование различаются по структуральным и содержательным переменным. Структуральные признаки: абсорбция-фасцинация, сконцентрированное и экспансивное внимание, Эго-активность и Эго-ре-цептивность, разрушение общей ориентации в реальности, глубина транса. Абсорбция и отключение общей ориентации в реальности являются, по мнению. Э. Фромм, стержневыми признаками, общими для гетеро- и самогипноза, разделяющими их с бодрствованием. Экспансивное, свободноплавающее внимание и Эго-рецептивность характеризуют самогипноз, разграничивая его с гетерогипнозом. Содержательная категория включает феномены усиления работы воображения, памяти (в частности, гипермнезия), сильный аффект, приятные или конфликтные мысли, гипнотические грезы, работу надличностными проблемами, самовнушения сенсорных или двигательных феноменов.
На основании многолетних экспериментальных исследований Э. Фромм пришла к заключению о том, что гипноз является измененным состоянием сознания, отличающимся от бодрствования функциями Эго. В гипнотическом состоянии люди сохраняют способность наблюдать, отражать, думать, приобретать опыт, если они хотят этого; все эт0 — характеристики Эго. Но если мышление в бодрствовании в основном ориентировано на реальность и осуществляется в рамках вторичного процесса, то в гипнозе баланс смещается в область первичного процесса в континууме первичного/вторичного процесса. Гипнотизируемый обладает большей Эго-рецептивностью, чем находящийся в бодрствующем состоянии.

Феномен гипноза в свете анализа современных исследовательских тенденций в мировой гипнологии

Феномен гипноза является предметом постоянного внимания и в настоящее время. Так, за последние 35 лет в мире, по нашим подсчетам, опубликовано более 300 публикаций по теме теории гипноза. Исследования последних лет группируются вокруг нескольких ключевых направлений.
Первое строится на связи гипноза с межполушарной асимметрией. В конце 1970-х гг. на основе сопоставления спектральной мощности электроэнцефалографии (ЭЭГ) полушарий у высокогипнабельных и низкогипнабельных L. R. Frumkin, H. S. Ripley, G. В. Сох сделали вывод о правополушарной ЭЭГ-доминантности в гипнозе. Данная точка зрения была подтверждена в последующих экспериментальных исследованиях J. Granney, К. М. McConkey, А. С. Chen, S. F. Dvorkin, D. S. Bloomguist, принята в обзоре J. Gruzelier, T. Brown, A. Perry, J. Rhonder, M.Thomas, где доминантность правого полушария связывалась с ослаблением левополушарного контроля. Однако в ряде экспериментальных работ были получены противоположные результаты. Так, в методически близком к работе L. R. Frumkin исследовании Н. J. Crawford, К. Crawford, В. J. Koperski были получены данные об отсутствии гипнотической полушарной асимметрии. Исследования полушарного кровотока Н. К. Meyer, В. J. Dichl, P. Т. Ulrich, G. Meinig показали его двустороннее возрастание при гипнозе.
Своеобразный синтез психоаналитических представлений и правополушарной ЭЭГ-доминантности гипноза с редукционистским сведением бессознательного к правополушарному произведен в нейро-“ингвистическом программировании (НЛП) и Эриксонов-ском гипнозе.
На цикличном 90-минутном чередовании доминантности полушарий и использовании данного ультрарадианного ритма в гипнотерапии строится ультрарадианная теория гипноза Е. L. Rossi.
С конца 1980-х гг. большее внимание уделяется иным электрофизиологическим коррелятам гипноза, а не только полушарным асимметриям. Так, V. DePascalis, P. M. Реппа связали гипнабельность с ЭЭГ-продукцией в диапазоне 40 Гц. Сложный характер взаимосвязей латерализации, различий региональной ЭЭГ-активности в альфа-, бета-диапазонах и гипнабельности показан в исследовании Н. J. Crawford и соавт.
W. J. Ray  полагал, что наиболее достоверная связь существует между гипнабельностью и ЭЭГтета-активностью. V. DePascalis, G. Carboni  показали, что для высокогипнабельных субъектов характерно подавление амплитуды пика Р300 вызванных потенциалов на стимулы с левой фронтальной зоны скальпа в гипнозе в сравнении с бодрствующим состоянием.
И наконец в конце 1990-х гг. публикуется обзор исследований гипнотической полушарной асимметрии P. Jasiukaitis, P. Nouriani, К. Hugdahi, D. Spiegel под красноречивым названием «Релатире-ризуя гипноз, или, Не опростоволосились ли мы с ошибочным полушарием?», в котором на основе исследований электродермального отклика, зрительных вызванных потенциалов, интерференции Строопа показана роль левого полушария в реализации части гипнотических феноменов, отмечена зависимость активации правого, левого полушарий от видов заданий, выполняемых гипнотиком. В свете последних исследований рассматривается левополушарная теория гипноза.
Второе, новейшее, направление исследований гипноза, исторически ответвившееся от первого, основано на поиске анатомических субстратов эффективности гипнотических внушений и их различий у высоко- и низкогипнабельных. Данное направление реализовано в исследованиях эффективности подавления экспериментальной боли внушением в гипнозе Н. J. Crawford и соавт.  Авторы методом функционального магнитно-резонансного отображения (FMRI) выявили наличие морфологических различий у лиц с различной степенью гипнабельности и соответствующим контролем боли на уровне первично-сомато-сенсорной коры, таламуса, инсулы, фронтальных областей и сингулярной коры, дополнительной моторной коры.
Третье направление опирается на диссоциативное понимание гипнотической амнезии и, шире, гипнотического состояния и представлено в настоящее время неодиссоциативной теорией гипноза и теорией диссоциированного контроля. В них гипноз соотносится с двумя диссоциативными механизмами. Согласно неодиссоциативной теории Е. R. Hilgard  гипнотическое состояние вызвано разделением сознания на два или более одновременных потока, разграниченных амнестическим барьером, превращающим доступ к обусловленным внушением исполнительным или контролирующим функциям по отдельности либо совокупно. В соответствии с теорией диссоциированного контроля К. S. Bowers  гипнотическое внушение ослабляет лобный контроль поведенческих схем, что способствует направленной активации внушенного поведения.
Четвертое направление психологического исследования гипноза включает социокогнитивную теорию гипноза I. Kirsch, S.J. Linn. данная теория непроизвольности поведения гипнотика построена на интеграции и развитии современных социальной и когнитивной теорий автоматичности обыденного целенаправленного поведения. В соответствии с этой теорией опыт произвольности и непроизвольности в гипнозе и вне его — характеристики целостного, в том числе и нового поведения. Внушенные непроизвольные поведенческие акты целенаправленны и автоматически запускаются ситуационно опосредованными внушениями и взаимосвязанными с ними ощущениями. Возможности одновременного включения поведения и восприятия обусловлены формированием целостного ответного ожидания — когнитивного настроя на соответствующий внушению ответ. Ответные ожидания являются функциональным эквивалентом выполняемых намерений, принимающих форму реализуемый ответ «х» в случае ситуации «у». Классификация предполагаемых ответов, равно как ожидание или намерение, опыт произвольных и непроизвольных ответов зависят от интерпретаций, производных от очерченных внушениями рамок и изначальных верований.
Ряд авторов, например Е. Woody, P.Sadler, J. F. Kihlstom, полагают, что неодиссоциативная и социокогнитивная теории являются взаимодополнительными и могут быть интегрированы. Вместе с тем М. R. Nash критикует обе теории за узость и ограниченность, изолированность от главенствующих теорий человеческого развития, психопатологии, личности.
Важнейшей особенностью более чем 50-летнего экспериментального изучения гипноза на Западе, прежде всего в США, является безраздельное доминирование идеи метрического шкалирования гипноза по его глубине с выделением контрастных групп высокогипнабельных и низкогипнабельных на основе стандартных, унифицированных процедур. Причем оценка глубины гипноза производится по набору феноменологических признаков, отобранных из некоей совокупности на основе статистических критериев, лишенной, на наш взгляд, системной общности. Дальнейшее исследование гипноза осуществляется на основе сопоставления определенных анатомических, нейрофизиологических, психологических  и иных характеристик в группах высоко- и низкогипнабельных.

Исследования биологических эффектов гипноза и гипнотерапии

Биологическое действие гипноза и гипнотерапии является наименее разработанной темой. С одной стороны, позитивный клинический эффект гипнотерапии, верифицированный в части случаев позитивными сдвигами показателей крови, иммунологическими показателями, гормонами при бронхиальной астме, аллергии, системной склеродермии, псориазе, гипертонической болезни, гемофилии, афтозном стоматите, в случаях физического и психологического стресса констатирован неоднократно. С другой стороны, большинство работ носит прикладной характер, исследователей интересует влияние на изучаемые показатели характеристик внушаемых в гипнозе эмоций, состояний и переживаний. Сам феномен гипноза оставлен, по сути, вне поля зрения. Кроме того, количество исследований биологических показателей, например гематологических, иммунологических, гормональных, в сравнении с количеством психологически, злектрофизиологически ориентированных исследований крайне мало и представлено единичными публикациями. Теоретические положения, используемые в данных работах, опираются на представления о психомодуляции иммунных, эндокринных процессов под влиянием внушений.

Заключение

Завершая рассмотрение исследований в области гипноза и гипнотерапии, остановимся на основных выявленных положениях.
Анализ мировых публикаций убеждает в том, что феномен гипноза и гипнотерапевтическая практика не только сохраняют, но и расширяют свое значение как предметы научного исследования и лечебного применения. Налицо явный подъем теоретических, разносторонних научно-прикладных, терапевтических изысканий в области гипноза и гипнотерапии, расширение их спектра, принципов и методов исследования. Можно лишь высказать сожаление в связи с почти полной утратой интереса к научному исследованию гипноза и гипнотерапии в последние Десятилетия в России.
Вместе с тем нельзя не отметить известную противоречивость ситуации с изучением гипноза, гипнотерапии, которая уже отмечена ранее. Она, на наш взгляд, заключается в противоречии между, несомненно, биологически обусловленными свойствами гипноза, гипнотерапии, проявляющимися, например,  в гипнотической аналгезии, при терапии аллергии, астмы, и доминирующей психологической ориентацией проводимых исследований. Это особенно ярко проявилось в современных теориях гипноза, наполненных исключительно психологическим содержанием.
Второе противоречие порождается почти столетней традицией изучения реализации различных внушений в гипнозе в зависимости от различных привходящих обстоятельств. В большинстве случаев гипноз воспринимается исследователями как пустая сцена, наполняющаяся смыслом и значением благодаря различным суггестивным воздействиям, своего рода «ноль-состояние». Однако даже поверхностное ознакомление с результатами исследований, в которых авторами гипноз понимается подобным образом, выявляет отчетливые указания на наличие у гипнотического состояния собственного набора психологических, физиологических, биологических проявлений.
Следующее противоречие, по нашему мнению, проистекает из стереотипного отношения к гипнозу и гипнотерапии общества в целом, врачей и психологов в частности как к чему-то устаревшему и одновременно запредельному, мистическому, околонаучному. Это обстоятельство, безусловно, ограничивает интерес к гипнозу со стороны представителей фундаментальных естественных и клинических наук: физиологии, нейрофизиологии, патофизиологии, терапии, биологии, лишая исследования гипноза комплексности, системности, целостности.
 

автор Р.Д. Тукаев.
ист.: Гипноз. Механизмы и методы клинической гипнотерапии, М.2006.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.