ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

На основе синтеза материалов по исследованиям феноменологии, биологии и психологии гипноза и гипнотерапии нами разработана интегративная теория гипноза, которая отличается междисциплинарной интерпретацией эмпирических данных, и, в основных положениях, подтверждается современными экспериментальными и клиническими исследованиями в области гипноза и гипнотерапии. Теория сформулирована в виде девяти положений.
1. Развитие гипнотического состояния у человека происходит в первичной, общей для человека и животных, или вторично-символической, коммуникативной гипногенной ситуации. В развитии состояния гипноза задействованы: а) “шоковые” паттерновые механизмы ограничения чрезмерной активации мозга на оценку гипногенной ситуации, в которой принятие решения и (или) его исполнение невозможно; б) механизмы ограничения внешней сенсорно- распределительной активации мозга при сохраняющейся потребности поддержания определенного уровня активации одного – слухового, – либо нескольких анализаторов.
Оба механизма развития гипнотического состояния определяются качественной перестройкой активирующей системы мозга, переходящей с режима регуляции процесса активации внешней сенсорной импульсацией на режим активации мозга. Возможности активирующей системы при этом существенно возрастают. “Шоковые” паттерновые механизмы гипнотизации с большей вероятностью приводят к сомнамбулическому состоянию.
2. Сомнамбулическое состояние – III стадия гипноза – является физиологическим состоянием, сопоставимым с бодрствованием и сном, тогда как I и II стадии характеризуют переходный процесс от состояния бодрствования к сомнамбулическому, отражая его фазы. Активационные возможности мозга во II и III стадиях. гипноза различны. Во II стадии. состояние подкорковых звеньев системы активации характеризуется повышенной активационной активностью РФ ствола мозга, заднего гипоталамуса, неспецифических и ассоциативных ядер таламуса. В ответ на сенсорно-зрительное внушение во II стадии гипноза происходит частичная, изолированная активация центральных отделов анализаторов. Генеративно-активационные возможности мозга в III стадии гипноза максимальны и достигают уровня бодрствования. При этом состояние подкорковых звеньев активирующей системы характеризуется повышенной активностью РФ ствола мозга, заднего гипоталамуса и снижением активности ассоциативных и неспецифических ядер таламуса. В III стадии гипноза возможна целенаправленная целостная активация интегративно-анализирующей системы мозга.
3. В процессе развития гипнотического состояния в левом полушарии у правшей происходит переход на правополушарный режим функционирования по инверсивным механизмам, обратным формированию функциональной специализации полушарий в онтогенезе, с перестройкой работы всего мозга по правостороннему принципу. Переключение левой нижневисочной коры НВК и всего мозга с левополушарного на правополушарный режим функционирования обусловлено переключением активирующей системы с регуляции процесса активации внешней сенсорной импульсацией на генерацию активации мозга.
4. Функциональный регресс мозговой деятельности в гипнозе к уровню препубертата охватывает физиологический и психической уровни. Развитие гипнотического состояния приводит к общему функциональному регрессу психической деятельности гипнотика, включая механизмы памяти, мышления, речи, эмоционально-волевой сферы, воображения, представления, восприятия; не оказывая прямого влияния на психические константы личности. Следствием функционального психологического регресса становится повышение гибкости, адаптивности, способности к прямому избирательному усвоению информации, эмоций, состояний, поведенческих паттернов, что традиционно описывается как гипнотическая внушаемость. Функциональный регресс механизмов мышления ведет к доминированию конкретно-образного мышления.
Следствием функционального регресса психической деятельности гипнотика является актуализация мыслительных механизмов инфантильной атрибутивной проекции в восприятии собственного гипнотического состояния, гипнотической реальности (совокупности ощущений, восприятий, переживаний гипнотика). Степень проективности восприятия в гипнозе существенно выше таковой в бодрствовании. Гипнотическая реальность становится проекцией личности, все элементы которой есть проявления личности и ее ситуации. Директивная и недирективная гипнотерапия меняет состояние и личность пациента посредством проективных преобразований. Осознанное использование проективных механизмов с пониманием объектов гипнотической реальности как проявлений личности и ее ситуации, и их изменений как способа менять личность и ситуацию, открывает качественно новые возможности для гипнотерапии.
5. Гипногенная ситуация порождает гипногенный стресс, запускаемый двумя механизмами. Первым, экзогенным механизмом, является оценка значимости субъектом гипногенной ситуации. Возрастание значимости гипногенной ситуации приводит к повышению гипнабельности, глубины гипноза и интенсивности развивающегося гипногенного стресса. Второй, эндогенный, нейрогенный механизм гипногенного стресса основан на запуске стресс-реакции функциональной перестройкой в самой активирующей системе и коре головного мозга, происходящей в момент развития гипнотического состояния. Его стрессогенность тоже усиливается по мере углубления гипноза. Переход человека в гипнотическое состояние порождает гипногенный стресс.
6. Курс гипнотерапии представляет процесс адаптации к коротким гипнотически-стрессорным воздействиям. Гипногенный стресс есть преимущественно эндогенный процесс с умеренной интенсивностью стресс-реакции. Адаптационный субстрат гипногенного стресса образует вся нервная система в совокупности взаимосвязей с организмом. Компоненты стрессорной реадаптации и перекрестной резистентности интегрируются адаптационным компонентом гипногенного стресса, трансформируясь в реадаптационный процесс.
Стрессовая природа гипноза накладывает ограничения на его использование в терапии:
1)    при чрезмерной интенсивности гипногенный стресс может перейти из звена реадаптации в звено дезадаптивного патогенеза
2)    неограниченно длительная гипнотерапия с умеренной интенсивностью гипногенного стресса способна привести к снижению и последующему истощению адаптационных ресурсов организма.
7. Динамика реадаптивного гипногенного процесса определяется восстановлением соотношений симпатотонической и ваготонической регуляции в рамках двойной реципрокной иннервации на основе считывания хранящихся в долговременной памяти информационных матриц нормального и патологического устойчивого состояний организма и связующего их процесса дезадаптации. Реадаптационный процесс развивается, опираясь на обратное считывание дезадаптационной информационной матрицы.
8. Гипноз и гипнотерапия характеризуются явлением спонтанной ноцицепции. Гипнотерапия стрессогенно активирует нейрофизиологические механизмы саморегуляции патологического процесса. При острых патологических процессах гипнотерапия одновременно стимулирует саморегуляцию, санацию и анальгезию патологического очага. При хронических патологических процессах гипнотерапия первоначально переводит патологический очаг из хронического в острое состояние, а затем запускает процессы санации и анальгезии патологического очага по механизмам, близким к таковым для острых патологических процессов.
9. Биологически-стрессовое действие гипнотерапии активизирует механизмы интрапсихической саморегуляции, понимаемые нами в рамках структуры и функционирования системы психологических защит личности (СПЗЛ). Спонтанные интрапсихических механизмы эффективной гипнотерапии при обратимом блокировании и дефицитарности СПЗЛ различны. В зависимости от исходной структуры СПЗЛ гипнотерапия активирует механизмы реактивации либо механизмы формирования СПЗЛ.

ВТОРИЧНО-ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД И МОДЕЛЬ ГИПНОЗА

Первые четыре положения интегративной теории гипноза разработаны на основе вторично-феноменологического метода исследования гипноза. Гипнотическое состояние может изучаться первично-феноменологическим, инструментально-феноменологическим и вторично-феноменологическим методами. Разработанный нами вторично-феноменологический метод основан на сопоставлении нейрофизиологических моделей сенсорных систем мозга, полученных вне гипноза, с соответствующей феноменологией гипнотического состояния, на выявлении совпадающих паттернов с описанием гипноза нейрофизиологическим языком данных моделей. Полученная модель гипноза доступна проверке инструментально-феноменологическим методом.
Для построения вторично-феноменологической модели гипноза привлечены нейрофизиологические теории последовательных зрительных образов Л.Я. Балонова [3]; переработки зрительной информации В.Д.Глезера [8]; интегративно-анализирующей системы мозга Ю.Г. Кратина [13, 14]. Модель гипноза основана на пяти полученных нами экспериментальных положениях [22].

1. Феноменология зрительной репродукции в гипнозе включает “представление” и “видение” цветового ощущения и образа. В первой стадии гипноза существует представление, во второй стадии оно проявляется в осознанной и неосознанной формах, разобщено с репродуцируемым ощущением и образом, в третьей стадии представление поглощается репродуцируемым образом, а ощущение образно.
2. Реализация внушенных цветовых ощущений возможна во второй стадии и в полной мере наблюдается в третьей стадии гипноза. Репродуцированный цвет и образ во второй стадии гипноза плоскостностны и волнообразно затухают. В третьей стадии репродуцированный цвет и образ объемны и постоянны во времени.
3. Репродуцированный в состоянии гипноза хроматический цвет подвержен явлению трансформации в двух вариантах: ахроматической – в серый, черный цвета и хроматической – иного цвета. Явления ахроматической трансформации и структурности (мелкие обесцвеченные структуры) обусловлены недостаточной активацией мозга.
4. Внушение цветовых ощущений в гипнозе вызывает отчетливое направленное (седативное либо активирующее) безусловное комплексное воздействие на психику и организм в целом. Внушение цветовых образов в седативных цветах приводит к нерезкой общей активации.
Наш анализ физиологического воздействия репродуцированного в гипнозе цвета и образа показал, что воздействие цвета определяется: 1) результирующей репродукционной активации (аналог световой), не зависящей от качественных характеристик цвета и повышающей измеряемые физиологические параметры; 2) качественными характеристиками цвета. Исследование зрительной гипнорепродукции свидетельствует о возрастании активационных возможностей мозга по мере углубления гипнотического состояния. Репродукция внушенного в гипнозе зрительного образа возможна, если уровень репродукционной активации зрительного мозга достигает уровня активации приходящей сенсорной импульсацией бодрствования. В бодрствующем состоянии активирующая система выполняет функцию преимущественно регулятора активирующего влияния зрительной сенсорной афферентации по биологической и социальной значимости стимула [13, 14]. В случае зрительной репродукции в гипнозе (при закрытых глазах) на активирующую систему мозга ложится функция “энергетического”, а не только регуляторного обеспечения деятельности мозга. Следовательно, развитие гипнотического состояния основано на стимуляции активирующей системы мозга при оттормаживании сенсорной импульсации.
Вторая стадия гипноза характеризуется повышением уровня функционирования активирующей системы мозга, что делает возможным активизацию высших отделов анализаторов. На третьей стадии гипноза происходит целостная активация интегративно-анализирующей системы мозга, что проявляется в формировании полимодальных образов на внушение мономодальных, а также в построении полимодального образа на внушение ощущения цвета. Состояние интегративно-анализирующей системы мозга в сомнамбулическом состоянии при репродукции зрительных внушений по степени активации сопоставимо с ее состоянием в бодрствовании, однако механизмы такой активации принципиально различны. В бодрствовании уровень ее функционирования регулируется в соответствии со значимостью стимула. В гипнотическом состоянии активация интегративно-анализирующей системы происходит лишь в ответ на внушения, адресованные высшим отделам анализаторов. При отсутствии таких внушений уровень активации мозга в гипнозе ниже, чем в бодрствовании.
При углублении гипнотического состояния репродукция зрительного внушения смещается от “представления” к “видению”. Если “представление” и “видение” соответствуют бодрствованию и сомнамбулизму, то I и II стадии гипноза характеризуют процесс перехода от одного состояния к другому, от инвариантного типа зрительной репродукции, “представления”, вырожденного описания, к неинвариантному, конкретному “видению” [8]. Репродукция зрительных внушений во II стадии гипноза, отражает качественный переход от ”представления” к “видению”, сочетая в себе элементы, присущие “представлению” (плоскостность, фрагментарность, абстрактность, незнакомость), несущему признаки инвариантности, с наличием “видения”, являющимся свидетельством неинвариантности зрительной репродукции. В процессе развития гипнотического состояния происходит переход от инвариантности опознания – запоминания – воспроизведения к их неинвариантности. Наиболее вероятен механизм развития гипнотического состояния на основе функциональной перестройки левого полушария с левополушарного (инвариантного) на правополушарный (неинвариантный) принцип работы, ведущей к функционированию всего мозга по правостороннему принципу организации мозговой деятельности, на основе онтогенетически регрессивного функционального возврата левого полушария на правополушарные принципы работы.
Рассмотренный ранее функциональный регресс мозговой деятельности в гипнозе к уровню препубертата охватывает физиологический и психологический уровни. Развитие гипнотического состояния приводит к общему функциональному регрессу психической деятельности гипнотика, включая механизмы памяти, мышления, речи, эмоционально-волевой сферы, воображения, представления, восприятия, не оказывая прямого влияния на психические константы, образующие личность. Общим следствием функционального психологического регресса становится повышение гибкости, адаптивности, способности к прямому, избирательному усвоению, запечатлению информации, эмоций, состояний, поведенческих паттернов, что традиционно описывается как гипнотическая внушаемость. Функциональный регресс механизмов мышления способствует доминированию конкретно-образного мышления.
Развитие гипнотического состояния приводит к регрессу восприятия гипнотика, с актуализацией механизмов инфантильной атрибутивной проекции [6] в восприятии собственного гипнотического состояния, гипнотической реальности. Гипнотическая реальность представлена перцептивно-проективным анализом актуализированной сенсорной и мнестической информации гипнотика. В механизме проекции выделяют аутохтонный и поведенческий компоненты [6]. Аутохтонный компонент определяется перцептивной организацией индивида. Поведенческий включает личностную и ситуативно-реактивную составляющие.
Степень проективности восприятия в гипнозе существенно выше таковой в бодрствовании. Реальность бодрствования благодаря механизмам проекции приобретает личностную окраску. Гипнотическая реальность становится проекцией личности, все элементы которой являются проявлениями личности и ее ситуации. Гипнотическая реальность в своей элементной, объектной части может быть изменена гипнотиком, в том числе, и под влиянием терапевта. Любые формы гипнотерапии, как директивные, так и недирективные, меняют состояние и личность пациента посредством проективных преобразований. Однако, осознанное использование проективных механизмов, с пониманием того, что элементы, объекты гипнотической реальности – проявления личности и ее ситуации, и их изменения способны в свою очередь менять личность и ее ситуацию, открывает качественно новые возможности для гипнотерапии. Признание проективных механизмов гипнотерапии позволяет прийти к пониманию личности и проблем гипнотика как единой сложной метафоры, преобразование которой способно терапевтически преобразовать личность и состояние человека.
Полученная теоретическая модель гипноза должна иметь три ЭЭГ-коррелята. Активационный ЭЭГ-коррелят, отражающий активацию активирующей системы мозга, проявится [10] усилением высокочастотных потенциалов в β2  диапазоне (от 25гц и выше), что показано при ЭЭГ исследованиях гипноза [36]. Активация мозга двусторонне повысит мозговой кровоток [12], что так же установлено для гипноза [50]. Коррелят перестройки левого полушария по правостороннему принципу должен проявиться исчезновением межполушарной функциональной асимметрии [12], что подтверждено при ЭЭГ исследованиях в гипнозе [31]. И, наконец, выделена роль левого полушария в развитии гипноза [46]. Третий ЭЭГ-коррелят регрессивной онтогенетической инверсии функционирования мозга следует искать в инверсии возрастной генерализации локализованных для бодрствования основных ритмов биоэлектрической активности мозга в гипнозе[24], что также выявлено [32].
Итак, ЭЭГ исследования гипноза соответствуют нашей модели гипноза.

ГИПНОГЕННЫЙ СТРЕСС

Положения 5-8 интегративной теории гипноза разработаны нами [22] на основе четырехкратных динамических исследований влияния гипнотерапии на систему крови (до и после начального и заключительного сеансов гипнотерапии неврозов). Изученная нами динамика гематологических, биохимических, иммунологических показателей в течение сеанса и курса гипнотерапии носит паттерновый характер, включая умеренный нейтрофилез, лимфопению, моноцитопению, эозинопению, некоторую количественную иммунодепрессию. Данный паттерн изменений системы крови известен как стресс-реакция; эозинопения и лимфопения связываются с активацией при стрессе гипофизарно-адреналовой системы [20, 1].
В ходе гипнотерапии функциональная значимость реакций нейтрофилеза, лимфопении, эозинофилии снижается, что сопровождается перестройками биологического гомеостаза, повышением общей резистентности и укладывается в канву эустресса. В основе биологического эффекта гипнотерапии лежит реакция эустресса, инициируемая наличием гипнотического состояния. Психологическая суггестия является регулятором интенсивности развивающейся стресс-реакции.
По валидным опосредованным признакам нами были выделены первичные и вторичные эффекты гипнотерапии [22]. Первичные биологические эффекты: 1) нейрогормональные; 2) нейромедиаторные. К нейрогормональным эффектам гипноза относятся показатели динамики эозинофилов и другие. Нейромедиаторные динамические эффекты гипноза с реципрокным влиянием на симпатическое (адреналин) и парасимпатическое (ацетилхолин) звенья вегетативной нервной системы выявляются по реакциям снижения и повышения количества лейкоцитов. Опосредованные биологические эффекты гипнотерапии: 1) иммунологические эффекты; 2) детоксикационные эффекты; 3) активация белкового обмена; 4) активация обмена билирубина; 5) активация обмена холестерина; 6) влияние на кинетику метаболизма тяжелых металлов.
Гипногенный стресс потенциирует: стресс-реализующую гипофизарно-адреналовую систему с выделением АКТГ, стероидных гормонов надпочечников; адреналин-ацетилхолиновую нейромедиаторную систему. Стероидный компонент гипногенной стресс-реакции оказывает постоянное влияние на показатели крови и, соответственно, всего организма. Нейромедиаторный компонент гипногенной стресс-реакции бивалентен и находится под реципрокным контролем вегетативной нервной системы, характеризуясь оптимизационной, реадаптационной динамикой вегетозависимых показателей крови и, соответственно, показателей организма.

Раскрытие биологических механизмов гипнотерапии на основе реадаптационно-стрессовой их природы, ставит два вопроса. Почему переход в состояние гипноза запускает стресс-реакцию? Какова морфофункциональная основа терапевтической эффективности гипногенной стресс-реадаптации?
Ранее описана вторично-феноменологическая модель, в которой развитие гипноза определяется наличием гипногенной ситуации. Выявляются два компонента пусковых механизмов гипногенного стресса. Экзогенным компонентом является оценка значимости субъектом гипногенной ситуации. Возрастание значимости гипногенной ситуации приводит к параллельному повышению гипнабельности, глубины гипноза и к повышению интенсивности развивающегося гипногенного стресса. Эндогенный, нейрогенный компонент гипногенного стресса основан на запуске стресс-реакции функциональной перестройкой в активирующей системе и коре головного мозга в момент развития гипнотического состояния. Его стрессогенность также растет по мере углубления гипнотического состояния.
Гипнотерапия представлена курсом гипнотизаций с непродолжительным пребыванием пациента в гипнотическом состоянии. С учетом стрессогенного характера гипнотизации и состояния гипноза, курс гипнотерапии является процессом адаптации к коротким стрессорно-гипнотическим воздействиям, с характерными для данного класса стрессогений [16, 17] биологическими свойствами. Но, существуют значимые различия гипногенного стресса и иных стрессогений. Стрессогении с адаптацией к коротким повторным стрессорным воздействиям [17] (холод, гипоксия и др.), экзогенны и способствуют формированию ориентированной вовне доминирующей адаптационной системы. При достаточной интенсивности стресс-реакций возникает сочетание умеренного адаптационного компонента в экзогенно-направленной доминирующей системе с выраженным компонентом перекрестной резистентности и умеренным реактивационным компонентом. Гипногенный же стресс является эндогенным процессом с умеренно высокой интенсивностью стресс-реакции, адаптационным субстратом которого предстает нервная система в ее взаимосвязи с организмом, а компоненты реадаптации и перекрестной резистентности интегрируются адаптационным компонентом, трансформируясь в реадаптационный процесс.
Родовая принадлежность гипногенного стресса к стрессогениям остается неизменной, ограничивая терапевтическое использование гипнотерапии. При чрезмерной интенсивности гипногенного стресса возможен переход из звена реадаптации в звено дезадаптивного патогенеза. Неограниченно длительная гипнотерапия с умеренной интенсивностью гипногенного стресса способна снизить и истощить адаптационные ресурсы организма.
Предлагаемая модель морфофункциональных механизмов реадаптивного терапевтического эффекта гипнотерапии основана на нашей модели развития неспецифического патологического процесса [22], интегрировавшей: теорию стресс-адаптации Г. Селье [20], доминирующей адаптационной системы Ф.З. Мейерсона [16], устойчивых патологических состояний Н.П Бехтеревой [5], рефлексологии В.Ф. Ананина [2].
Согласно рефлексологическим представлениям [2], гипногенный стресс вызывает явление перераспределения энергетического потенциала ретикулярной формации (ЯРЭП РФ) головного мозга с мобилизацией, “перекачиванием” энергии стресс-реакции на микрозоны ретикулярной формации гамма (мРФ-гамма) имеющихся патологических очагов. Полученное избирательное приращение потенциала мРФ патологических очагов существенно усиливает их активирующую функцию в адрес пораженных органов в русле реадаптации. Динамика реадаптационного процесса определяется восстановлением реципрокных соотношений симпатотонической и ваготонической регуляции в рамках двойной реципрокной иннервации и происходит на основе обратного считывания хранящихся в долговременной памяти информационных матриц нормального и патологического устойчивого состояний организма и связующего их процесса дезадаптации [5]. Реадаптационный процесс развивается, опираясь на обратное считывание дезадаптационной информационной матрицы.
Нами описан феномен спонтанной гипнотической ноцицепции [22], характерный для неврозоподобных состояний и соматических заболеваний, проявляющийся спонтанно возникающими или усиливающимися при гипнотерапии болевыми ощущениями. Его анализ существенно углубляет понимание нейрофизиологии гипноза и гипнотерапии. Острые патологические процессы характеризуются одноэтапной регрессивной динамикой гипнотической ноцицепции. Хронические патологические процессы характеризуются двухэтапной динамикой, включающей последовательно связанные прогрессивный и регрессивный этапы. Прогрессивный этап динамики ноцицептивных ощущений реализуется в начале гипнотерапии, когда происходит усиление либо появление болевых ощущений в зоне локализации хронического патологического процесса. На регрессивном этапе ноцицептивные ощущения, обусловленные хроническим патологическим процессом, ослабляются или исчезают. Динамика гипнотической ноцицепции при острых и хронических патологических процессах спонтанна и отличается позитивным терапевтическим вектором.

Анализ нейрофизиологических механизмов динамики спонтанной ноцицепции при гипнотерапии острых и хронических патологических процессов приводит к следующим выводам.
1. Гипнотерапия активирует нейрофизиологические механизмы саморегуляции патологического процесса.
2. При острых патологических (травматических) процессах гипнотерапия одновременно стимулирует саморегуляционную санацию и анальгезию патологического очага.
3. При хронических патологических процессах гипнотерапия первоначально переводит ПО из хронического в острое состояние, а затем запускает процессы санации и анальгезии ПО по механизмам, близким к таковым для острых патологических процессов.
Наш анализ психологических механизмов гипнотерапии основывался на гипотезе о связи терапевтического эффекта гипнотерапии с ответной психологической (психобиологической) реакцией индивида на само наличие гипнотического состояния, на гипногенный стресс. Предпринято изучение интрапсихических механизмов гипнотерапии при неврозах и неврозоподобных состояниях экзогенно-органического генеза при двукратном, до и после гипнотерапии определении показателей MMPI [23].
Анализ интрапсихических механизмов психотерапии проведен нами с привлечением понятия системы психологических защит личности (СПЗЛ) [11, 19].и ее динамики при психотерапии с позиции психического гомеостаза [4, 5]. Рассмотрены прогрессивная, регрессивная, реактивационная динамики СПЗЛ. При прогрессивной динамике СПЗЛ развивается новый, высший “уровень” психологических защит (ПЗ), определяющий функционирование всей системы и перекрывающий недостаточность ПЗ предшествующего “уровня”. Прогрессивная динамика СПЗЛ свойственна периоду личностного становления, позже может стимулироваться психогенной дефицитарностью системы, психотерапией. При регрессивной динамике СПЗЛ вследствие психотравмы происходит дезинтеграция высшего “уровня” ПЗ с активацией предшествующего в онтогенетическом отношении, берущего на себя регуляторные функции. Реактивационная динамика заключается в восстановлении функции исходного высшего “уровня”, нарушенного предшествовавшей регрессией.

Психотерапия необходима:
1)    в случае обратимого психогенного блокирования механизмов нормальных высших ПЗ с регрессивным включением патологических защитных механизмов, что свойственно неврозам (реакциям, состояниям), непсихотическим реактивным состояниям, реакциям острого психического стресса, посттравматическим стрессовым расстройствам;
2)     при дефицитарности ПЗ, изначальной – при психопатиях либо приобретенной – при невротических развитиях, психопатоподобных, неврозоподобных состояниях экзо- и эндогенной природы. Механизмы эффективной психотерапии при обратимом блокировании и дефицитарности СПЗЛ различны. Психотерапия психогений реактивирует ПЗ, тогда как психотерапия психопатий, психопатоподобных, неврозоподобных состояний, невротических развитий основана на формировании высшего “уровня” ПЗ по механизмам интериоризации высших психических функций.
Итоговый анализ материалов позволил сформулировать следующие положения.
1. Терапевтическое воздействие тождественной групповой гипнотерапии при неврозах и неврозоподобных состояниях различается: 1) для групп с единой нозологией и различным терапевтическим эффектом, 2) для групп с различной нозологией. Такое саногенное психологическое действие соответствует механизмам биологически-стрессового действия гипнотерапии, активирующей механизмы интрапсихической саморегуляции.
2. Интрапсихические механизмы гипнотерапии неврозов и неврозоподобных состояний качественно различны. Терапевтическая динамика при неврозах определяется позитивной динамикой эмоциональной сферы. При значительном улучшении состояния в ходе гипнотерапии позитивная динамика эмоциональной сферы имеет интегрированный характер, при улучшении состояния она ведет к снижению нервно-психического напряжения. Гипнотерапевтическая динамика неврозоподобных состояний обусловлена первичными сдвигами в сфере “личностно-поведенческого” реагирования, сопряженного с улучшением общесоматического состояния. При значительном улучшении состояния происходит целостная позитивная динамика общесоматического состояния, “личностно-поведенческого” реагирования, тогда как эмоциональная сфера не претерпевает существенных преобразований. В случае улучшения состояния позитивная динамика “личностно-поведенческого” реагирования фрагментарна, но сопряжена с динамикой эмоциональной сферы, подвергшейся деформации в ходе предшествующего развития патологического процесса.
3. Полученные данные указывают на зависимость эффективности проводимой гипнотерапии от исходной структуры СПЗЛ и ее биологических первооснов. Данный вывод принципиален, он радикально расширяет представление о том, что эффективность гипнотерапии зависит исключительно от ее “правильности” в смысле концептуальной направленности и применяемого метода.
4. Крайним вариантом, характеризующим зависимость динамики СПЗЛ от ее исходной структуры, служит явление спонтанного частичного включения механизмов формирования СПЗЛ в гипнотерапии неврозов с клиническим эффектом улучшения состояния. Данное явление эмпирически фиксирует переход между психогениями и неврозоподобными состояниями, известный клинически.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. СЛЕДСТВИЯ ИНТЕГРАТИВНОЙ ТЕОРИИ ГИПНОЗА

1. Потенциальный диапазон клинического применения гипнотерапия превышает ныне используемый. Теоретически использование гипнотерапии оправдано во всех случаях, когда гипногенное подключение реадаптационных ресурсов организма и психики может улучшить состояние пациента. Неправомерно применение гипнотерапии при острых ургентных состояниях, особо опасных инфекциях, острых психозах. В остальном применение гипнотерапии ограничивается диапазоном представлений о ее применимости гипнотерапевтов, врачей различных специальностей, пациентов.
2. Терапевтическая эффективность гипнотерапии определяется наличием и величиной реадаптационных ресурсов организма и психики индивида. Для современной психотерапии аксиоматично представление о том, что “правильная” терапия определяет “правильный”, эффективный результат. “Правильная” гипнотерапия при отсутствии у пациента реадаптационных ресурсов всех уровней неэффективна. Однако и клинически, психологически “неправильная” гипнотерапия при наличии реадаптационных ресурсов пациента может оказаться безуспешной. “Правильность” гипнотерапии – важная, но не единственная составляющая успеха лечения.
3. Эффективность клинической гипнотерапии снижается в случаях ее применения на фоне приема фармакологических препаратов, выключающих или ослабляющих реадаптационные ресурсы организма, например, при длительном применении пациентами гормональных и гормоноподобных средств.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.