ИЗМЕРЕНИЕ 3: ФОКУСИРОВАНИЕ НА ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЯХ

ИЗМЕРЕНИЕ 3: ФОКУСИРОВАНИЕ НА ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЯХ

В этом измерении фокус находится не на терапевте, не на клиенте и не на интервенции, а на системе, которая создана обеими сторонами. Здесь супервизор фокусируется на осознанных и неосознанных взаимодействиях между терапевтом и клиентом. Для начала супервизор может задать один или несколько вопросов, например:

•    Как вы встретились?
•    Как и почему клиент выбрал вас?
•    На что вы в первую очередь обратили внимание при своем контакте с клиентом?
•    Какова история ваших отношений?

На эти вопросы должен быть получен ясный ответ, не исчерпывающийся рассказом о случае и помогающий терапевту отстраниться от терапевтических отношений (в которых эти вопросы могли теряться или опускаться на дно), а также видеть паттерны и динамику отношений.
Другая техника — техника дистанцирования — предлагает работу со следующими аспектами:
9 найти образ или метафору, олицетворяющую отношения;
•    вообразить, какие отношения могли бы сложиться, если бы терапевт и клиент встретились в других обстоятельствах или оказались бы вдвоем на пустынном острове;
•    представить себя букашкой на стене во время последней терапевтической сессии: что можно сказать об отношениях?
Эти техники помогают терапевту увидеть отношения в целом, а не просто рассматривать свои перспективы изнутри этих отношений. Но задача супервизора — прислушиваться к отношениям и в том виде, в котором их воспринимает терапевт с собственной точки зрения. В этом случае супервизор действует по принципу семейного консультанта, удовлетворяя интересы обеих сторон, но не принимая ни сторону клиента, ни сторону терапевта.
Супервизор прислушивается к отношениям. Все подходы предполагают слушание «в третье ухо» образов, метафор и оговорок, витающих вокруг описания терапевтом конкретного клиента. Посредством этих приемов супервизор пытается раскрыть картину бессознательного терапевта, формирующую отношения. Франк Кевлин (Kevlin, 1987) говорил о выслушивании отчета о терапии так, как если бы это был сон: «Я воспринимаю терапию как сон. Терапевт рассказывает мне сон, а я пытаюсь анализировать его. Клиент — это тот, кто снится».

 

Исследование переноса клиента

Супервизор интересуется также переносом клиента. В измерении 4 мы исследуем контрперенос терапевта. Необходимо перемещаться между этими измерениями и рассматривать перенос и контрперенос вместе. Однако временно мы разделим эти измерения и сфокусируемся на переносе клиента.
Многие из рассмотренных выше вопросов, включая внимание к образам и метафорам, дают ключ к сформировавшимся переносам. Если, например, терапевт говорит, что отношения напоминают ему отношения боксеров, которые сошлись на ринге, то его перенос отличается от такового у терапевта, использующего для описания отношений образ испуганного кролика, который хочет забраться на ручки к маме.

Учимся у клиента

Уделяя внимание процессу, происходящему между клиентом и терапевтом, важно осознавать, что иногда обе стороны знают, что на самом деле происходит и что препятствует честным и открытым отношениям. Это знание скорее всего неосознанное, в противном случае ситуация не была бы вынесена на супервизию. Тогда задача супервизора — слушать, как бессознательное клиента пытается сообщить терапевту о потребностях клиента, и направить его на нужный путь. Роберт Лэнгс (Langs, 1978, 1985) разработал сложную и подробную систему декодирования скрытой и бессознательной коммуникации между клиентом и терапевтом.
Простой способ использования этого подхода— внимательное выслушивание всего, что говорит клиент (то есть рассказываемых историй, вербализуемых чувств к другим людям, различных комментариев), так как все это связано с отношением к терапии и терапевту, особенно к его недавним интервенциям.
Лэнгс (Langs, 1985, с. 17, с. 20) приводит хороший пример такого процесса. Последняя сессия с 45летней женщиной, наблюдавшейся по поводу депрессивного эпизода раз в неделю в ходе психотерапевтического курса. Она начинает этот последний час следующим образом.
Пациентка. Один из мальчиков класса, в котором я преподаю в духовной школе, уезжает из города. Я не знаю, увижу ли его снова. Я хочу крепко обнять его на прощание. Мой сын уезжает учиться в колледж в другом городе. Время от времени я вспоминаю отца, который бросил нас, когда мы были еще детьми. Вчера, в духовной школе, я подумала о том, чтобы закрутить роман с директором.
Пациентка по большей части использует защиту по типу смещения и символизации, намекая на опасную внешнюю ситуацию. Вместо того чтобы прямо говорить о расставании с терапевтом… пациентка упоминает об уезжающем мальчике из класса, своем сыне и отце, бросившим их в детстве… каждая из этих тем имеет отношение к потере и завершению, и… каждая из них маскирует тему окончания психотерапии.
Патрик Кейсмент описал очень похожий подход в более простой для чтения книге под названием «Учимся у пациента» (On Learning From the Patient, Casement, 1985). В этой книге он описывает, как «подсознание пациента ищет терапевтического опыта, в котором нуждается». Он приводит множество примеров того, как подсознание пациента или клиента постоянно информирует терапевта о своей потребности в структуре, активности и соответствующем пространстве. Однако он предупреждает о необходимости проводить различие между потребностями роста пациента и его желаниями: «Я здесь, чтобы отделить потребности, нуждающиеся в удовлетворении, от желаний… Терапевт должен пытаться различить требования либидо, от которых необходимо отказаться, и потребности роста, которые нужно удовлетворить» (Casement, 1985, с. 171172).
Далее следует пример, иллюстрирующий различие между желаниями и потребностями роста у психотерапевта, с которым один из нас проводил супервизию.
Терапевт — женщина, действующая в материнском стиле. Клиентом была тоже женщина, чья собственная мать находилась в глубокой подавленности, часто неделями не выходя из дома. Клиентка прошла через периоды, когда ей хотелось, чтобы терапевт заключила ее в объятия, и всячески старалась повернуть уходящее время сессии вспять. Требованием либидо было сохранить симбиотическую связь с матерью, в то время как подсознательной потребностью роста было построение с помощью терапевта четких границ, которые мать не смогла ей обеспечить. Как только терапевт осознала это Б ходе супервизии, ее тревога в отношении этой клиентки уменьшилась и она стала способна установить четкие границы для клиентки способом, который был приемлем для последней.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.