4.4. Дидактические аспекты супервизии

4.4. Дидактические аспекты супервизии

Дидактическая помощь в супервизорском процессе также важна, хотя она в большей мере относится к преподавательской (тренерской) ипостаси супервизора и основная ее часть касается периода обучения в тренинговой группе.
Если дидактическая помощь не является результатом особой склонности супервизора к демонстрации своего профессионализма и «гениальности», то в небольшом объеме она может быть полезна для терапевта. «Супервизоры обязаны проводить (обозначать. —И. Б.) и сохранять границы между супервизией и другими профессиональными отношениями, например, обучением и руководством» (Кодекс этики и практики супервизоров Британской ассоциации консультирования, 2000). В этом случае они, видимо, «не опасны» для терапевта.
Инструкции и задания. Так, для терапевта, «не слышащего» (не дослушивающего) клиента, очень полезной оказалась инструкция перефразировать высказывания клиентки и концентрироваться на них в течение хотя бы 20 секунд. Дело сразу же пошло, так как терапевт освободил клиентку от своего беспокойства по поводу содержания проблемы и результата терапии, а также от своих проекций, после чего она смогла наконец-то услышать себя со стороны и свободно двигаться дальше.
Для терапевта закрытого, выслушивающего раздраженную клиентку строго и хмуро, было полезно в течение сессии несколько раз отвечать себе на вопрос: «В какие моменты он может ее пожалеть или поощрить?». Даже невербальное проявление его человечности смягчило процесс и сделало их отношения более близкими.
Подсказка (информирование). Иногда и прямая подсказка может быть полезна. Чаще же всего работе способствует косвенная подсказка, содержащаяся в обсуждении сессии в тренинговой группе. Сюда же относится и контекстуально адекватная передача теоретической информации, пока не известной терапевту, разъяснение запутанных данных. Опытные преподаватели при этом всегда оставляют обучающегося «немного голодным», стимулируя познавательную активность.
Обучение построению гипотез. Для пользы дела супервизор может показать терапевту, как строятся терапевтические гипотезы, из каких элементов и стадий состоит этот процесс, каковы основания для тех или иных его выводов. Такое вмешательство обучает терапевта «созданию базы данных» на клиента и оперированию этой информацией в терапевтических целях. Отсюда логично следует и разработка стратегии взаимодействия с клиентом.
Комментарии к работе относятся скорее к профессиональному процесс-анализу и чаще всего используются в тренинговой группе после супервизии. Терапевт тоже их слышит.
Контроль и оценка действий терапевта в российском гештальт-сообществе чаше всего происходят в процессе профессионального экзамена при окончании обучения.
В конце данной главы хочется подчеркнуть, что самые лучшие и полезные супервизоре кие сессии касаются, как правило, не особенно удачной работы с клиентом. Именно в этом случае терапевт получает максимальную пользу и импульс к профессиональному развитию. Но только тогда, когда он открыт всему тому, что в нем есть…

Приложение к главе 4

Пример 3. Предварительный запрос и супер визорская поддержка в течение терапевтической сессии
(Стенограмма терапевтической сессии в рамках обучающей программы 2-й ступени. Терапевт с клиентом договариваются о времени сессии — 25 -30 мин.)
Предварительный запрос супервизору
Т: Я хочу, чтобы ты отметила и положительные, и отрицательные стороны сессии.
SV: Хорошо (супервизор соглашается, поскольку для данного терапевта прямая просьба об оценке является новым поведением). Это все, что ты хочешь от меня?
Т(задумывается): Еще я хочу, чтобы ты помогла мне в процессе сессии, если я растеряюсь. Я обращусь к тебе сама.
SV: Хорошо. Это все?
Т: Еще бывает, что я часто тороплюсь к результату, который не знаю, но стараюсь накормить клиента своими знаниями… Это от расте-рянности. Ничего хорошего из этого не выходит…
SV: Ты замечаешь это сама?
71 Да.
SV: Что мы будем делать в этом случае?
71 Я остановлюсь, чтобы обсудить с тобой более эффективные интервенции. SV: Ладно.
Итак, фокусом супервизии является состояние растерянности, которое возникает у терапевта в период «незнания, что делать», а целью данной супервизии — нахождение точек опоры и способов дальнейшего продвижения в терапевтической сессии.

Сессия

К: Я боюсь публичных выступлений. Когда я вижу сидящих в зале людей, на меня находит ступор. Я боюсь потерять все мысли в голове…. Не могу оторваться от бумаги… (Далее еще 3-4минуты, повторяясь, описывает подробности того, что с нейпроисходит в это время)
71 Какие чувства связаны у тебя с публичным выступлением?
К: Страх напряжение, скованность в теле, тревога…
Т (повторяет сказанное клиенткой).
К: Но в глубине души-то я знаю, что я знаю…
71 Что знаешь?
К: Тему. Но боюсь пауз, в голове творится что-то жуткое… Я не хочу
торопиться. 71 С чем связан твой страх?
К: Не хочу быть дурой… Рассказывать про социальную адаптацию,
а самой… Не скажут, так подумают, что дура. Т (сочувственно): Дурой быть плохо. К: Да.
Т: Надо быть совершенной. А что ты чувствуешь в теле, когда ощущаешь себя дурой? К: Зажатость.
Т: И сейчас есть. (Сессия проходит в присутствии 12 коллег.) К: Да. В груди где-то.
Т: Попробуй прислушаться к этому состоянию, попробуй его усилить.
К (дрожит): Д-д-д-д-д-д-д-д-д-д… Т: Сопровождай это жестами.
К (дрожит всем телом).
Т: Попробуй стать этой дрожью.
К: Плечи шевелятся, а внутри (показывает на грудь) как кол торчит. Т: Что меняется внутри? К: Нет.
Т: Попробуй войти внутрь, усиль, почувствуй, что хочется этому месту…
К: Я думаю… Вот ввязалась, зачем мне это надо… Хочется поддержки, покоя, тепла. Т: Как сейчас дышится? К: То дрожь, то ступор.
Т: А что бы ты хотела от меня? Какую помощь или поддержку? К (смеется): Тренинг уверенного поведения… Скажи, ну а как ты публично выступаешь?
Т: Все дрожит, волнуюсь… К: А как успокаиваешься?
Т: Мне тоже хочется быть умной… Уговариваю себя, что все будет хорошо.
К: А ты с этим страхом что делаешь?… А то я устаю трястись…

Перерыв
Т(останавливается и растерянно смотрит на супервизора): Вот в этом
месте я уже не знаю, что делать? SV(c интересом): А что ты делаешь? Т: Проясняю про страх. SV: А что она от тебя хочет, как ты думаешь? Т: Поддержки.
SV: А ты от меня? Т (улыбается): Тоже. SV: Какой?
Т: Я выгляжу по-дурацки?
SV: Нет, ты выглядишь немного скованной, очень-очень внимательно
слушаешь и очень-очень внимательно смотришь на клиентку. Т: Это л ад но… (Не м н ого расслабляется, улыбается.) SV: А ты поддерживаешь клиентку? Т: Как-то не до конца… SV: Можешь как-то еще поддержать? Т(задумывается): Да. (Оборачивается к клиентке.)

Продолжение сессии
Т: Как я еще могу тебя поддержать? К: Скажи, как я со стороны выгляжу, объективно… Т: Я не вижу особых признаков неуверенности… К: А что видишь?
Т: Что ты ясно излагаешь то, что думаешь… Что ты знаешь обычно,
чего хочешь… К: Боюсь, что я как раз не даю аудитории то, что хочу. Т: А что это?
К (энергично, громко): Хочу давать энергию, заряд бодрости, оптимизм. Не хочу быть сухой! Т: А со мной здесь ты какая? К: Я напряжена.
Т: Как ты вообще со мной себя чувствуешь? Есть ли энергия?
К: Энергия, то есть… но нет естественности, маска какая-то налице…

Перерыв
Т(вновь останавливает сессию): Опять то же самое… Что делать?
SV: А как ты себя чувствуешь?
Т: Напряжение в руках и ногах… растерянность…
SV: Ну вот, это то, что сейчас реально есть… (Улыбается.) Будешь
кормить клиента? Т(смеетея): Нет. Скажу о своем состоянии. (Оборачивается к клиентке.)

Продолжение сессии

Т: Ты знаешь теперь, что я тоже чувствую напряжение … как перед чем-то…
К: Я и тебя боюсь тоже.
Т: С чем для тебя связано это напряжение здесь? Эта маска на лице?
К: Амбивалентные чувства… С одной стороны, хочу повзаимодей-ствоватъ, но боюсь неожиданных ситуаций, неожиданных реакций, энергии, превосходящей мою. Это меня сдерживает…
Т: Давай повзаимодействуем!
К: Давай! (Встает.)
Т: Как? (Встает.)
К: Давай потолкаемся! Только меня здесь сдерживает, что ты недавно болела. Я не хочу причинять тебе боль. Т(тепло): Это очень трогательно с твоей стороны. Но я готова!
(Встают, толкаются руками, смеются… Терапевт при этом выглядит более вяло, чем клиентка.) Т: Как твое состояние сейчас?
К: Уже лучше… Нет дрожи втеле… Спасибо. Пожалуй, такя готова взаимодействовать с аудиторией. (Смеется, благодарит, уходит.)
Итак, в фокусе супервизии — сама терапевт и ее состояние растерянности, связанное с незнанием, а также вопросы оценки ее деятельности. И в первом, и во втором отрезке сессии супервизор поддерживает в терапевте осознавание того, что с ней происходит в процессе взаимодействия с клиенткой. И в обоих случаях это дает некую точку опоры, с помощью которой терапевт, испытывающий растерянность в отношении дальнейших действий, обнаруживает в себе способность двигаться дальше, и одновременно поддерживает и клиентку, и процесс терапии.
На данной супервизорской сессии предметом обсуждения были еще несколько моментов. Это вопросы оценки профессиональных навыков терапевта, содержащиеся в первоначальном запросе. Супервизор вместе с терапевтом прояснял ее действия, продвигающие (осознавание, обратная связь) или тормозящие терапевтический процесс (механическая адресация к функции Ид, порождаемая растерянностью, без осмысления значения этого состояния или обратной связи от терапевта). Кроме того, обсуждалось то, что мешало терапевту быть более активной в конце сессии, когда проявилась ранее проективно прерываемая потребность клиентки быть энергичной и влиятельной по отношению к терапевту («повзаимодействовать», потолкаться) и авторитетной (умной) по отношению к аудитории… Источник энергии клиентки находился именно в проявившейся «здесь и сейчас» способности открыто и с удовольствием конкурировать. Строго говоря, в первоначальном запросе терапевта к супервизору этого не содержалось.
 
Однако вопрос супервизора вызвал живой интерес терапевта и оказался в некотором смысле «зоной роста», что позволило терапевту определить свой способ прерывания контакта со своей (такой же) потребностью и наметить планы наличную терапию.
Поскольку работа происходила в супервизорской группе обучающей программы по гештальт-терапии, на следующей сессии участники убедились в достаточной действенности проведенной терапевтической сессии. Клиентка-участница рассказала о том как прекрасно прошла ее лекция и какое удовольствие она получила от взаимодействия со слушателями. Через несколько месяцев она с благодарностью вновь сказала терапевту, что теперь получает удовольствие от публичных выступлений.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.