Ранние неадаптивные схемы при депрессии разной степени тяжести

Автор: | 19.09.2012
Ранние неадаптивные схемы при депрессии разной степени тяжести
Д.В. Труевцев (Барнаул)

Схемы в когнитивной терапии — структуры, организующие опыт и поведение, влияющие на актуальное восприятие и категоризацию собственного опыта и окружающего мира. При депрессии — это неадаптивные, негативные, идиосинкразические схемы. Наличие схем неэффективности и некомпетентности подразумевает, что пациенты с депрессией часто применяют в отношении себя характеристики, вроде: «я непривлекательный человек», «меня не ждет ничего хорошего», «другие думают, что я скучен», «я не могу ничего поделать с этим…».
Широко известна когнитивная триада депрессии А. Бека: 1) негативные представления о себе: «Я неполноценен, я неудачник!»; 2) негативная оценка окружающего мира и внешних событий: «Мир беспощаден ко мне! Почему именно на меня все это наваливается?»; 3) негативная оценка будущего: «А что тут говорить? У меня просто нет будущего!» (Бек А. с соавт., 2003; Залевский, Г.В., 1993). На базе депрессивных схем формируются автоматические мысли, имеют место когнитивные ошибки практически всех видов. Важное влияние на реагирование оказывают и выделенные А. Беком «условные убеждения» («если,. то») и выявляющие у пациентов при депрессивных расстройствах: «Если я не добьюсь успеха во всем, что я делаю, никто не будет уважать меня»; «Если человек не любит меня, значит, я недостоин любви».
В когнитивной терапии, сконцентрированной на выявлении схем, J. Young (1990, 1999) использовал понятие «ранние неадаптивные схемы» (EMSs — Early Maladaptive Schemas) (Бек, А. с соавт., 2003; Клиническое руководство по психическим расстройствам, 2008; Холмогорова А., 2001). Под схемами он понимал закрепленные когнитивные структуры, возникшие в детстве, как следствие дисфункционального отношения со значимыми другими, они связаны психопатологическими проявлениями разного уровня. Безоговорочность, ригидность схем делает их стойкими к изменению, в результате человек воспринимает только соответствующую схемам информацию, игнорируя противоречащие им стимулы. Дж. Янг идентифицировал 18 ранних неадаптивных схем в пяти сферах: разрыв связей и неприятие, нарушение автономии, нарушение границ, сверхориентированность вовне, сверхбдительность и подавление эмоций (Холмогорова А., 2001).
Ранние неадаптивные схемы, по мысли Дж. Янга, имеют несколько отличительных особенностей, по которым можно определить их наличие: 1) воспринимаются как фактические знания о себе и окружающей действительности; 2) поддерживают сами себя, некоррегируемы; 3) дисфункциональны; 4) часто активизируются внешними факторами (например, потеря работы или близкого человека, другие эмоционально острые и стрессовые ситуации); 5) в активном состоянии связаны с высоким уровнем аффекта (при снижении критичности к ним); 6) обычно возникают в результате взаимодействия присущего ребенку темперамента с дисфункциональными переживаниями в процессе развития от общения с членами семьи или осуществляющими уход за ребенком лицами (Янг Дж., 1999). Схемы в большинстве случаев могут не осознаваться и не выявляться до какого-либо стрессового события, актуализирующего соответствующую схему (Бек А. с соавт., 2003; Холмогорова А., 2001). Эти схемы касаются того, автоматически (без критической оценки реальной ситуации) индивиды начинают мыслить дезадаптивно, например, не доверяя окружающим, или опасаясь проявлять чувства, не имея возможности получить удовольствие даже от признания и очевидного успеха, списывая все на «волю случая». За всеми этими эмоционально-когнитивными, а, следовательно, выраженными и в поведении, реакциями стоят ранние неадаптивные схем
Нами поведено исследование, посвященное выявлению и анализу ранних неадаптивных схем при разном уровне выраженности депрессии. Прослежена взаимосвязь между центральными убеждениями (ранними неадаптивными схемами) и нарастанием депрессивной симптоматики в контексте психической ригидности. Сравнивались контрольная («норма») и две экспериментальные («депрессия» легкой и средней степени тяжести) выборки. Для статистической обработки результатов использовались — дискриминантный анализ, корреляционный анализ, t-критерий Стьюдента.
В экспериментальную группу вошли испытуемые с диагнозом тревожно-депрессивное расстройство, в возрасте 22—45 лет со сроком заболевания от полугода до трех лет. В «депрессивных» группах оказались значимыми «подавление эмоций» и «жестокие стандарты/чрезмерная критичность», что проявляется в стремлении контролировать свои чувства и эмоции, а также в характерном перфекционизме (Клиническое руководство по психическим расстройствам, 2008). Выяснено, что при депрессии легкой степени актуализируются следующие схемы: «эмоциональная депривация», «недоверие /жестокое обращение», «повышенная восприимчивость к ущербу или болезни», «зависимость/некомпетентность», «подавление эмоций», «негативизм / пессимизм», «заброшенность / нестабильность».
Для испытуемых с умеренной депрессией свойственна чрезмерная озабоченность тем, чтобы удовлетворять потребности других людей в ущерб своим собственным интересам («жертвенность»). Они не желают причинить боль окружающим, пытаясь им угодить.
Ключевые отличия между группами с легкой и умеренной депрессией связаны с активацией неадаптивных схем: «пунитивность» и «негативизм/пессимизм». Это выражается в чувстве вины, в убеждении о том, что за ошибки нужно наказывать, а также навязчивая концентрация на негативных аспектах своей жизни, боязнь совершить ошибку. Испытуемые в состоянии умеренной депрессии имеют высокие показатели по схеме «негативизм/пессимизм», что свидетельствует об уверенности в неизбежности неудач в настоящем и будущем. Они убеждены в собственной никчемности, глупости в сравнении со своим окружением. Характерна схема «повышенная восприимчивость к ущербу/болезни», по мере утяжеления депрессии человек в еще большей степени испытывает страх того, что в любой момент может случиться катастрофа, которую они будут не в силах предотвратить.
Группа с «легкой» депрессией характеризуется стремлением нравиться окружающим, желанием любви и внимания. Депрессии легкой степени характеризуется убеждением, что если не думать о проблеме, то она разрешится сама собой или ее решит более «сильный» человек. Пациенты стремятся избегать давления извне, игнорируют требования окружающих, пытаются отстоять свою свободу, вызвать интерес у окружающих, нравиться окружающим, требуют позитивного отношения к себе, стремятся всем угождать, в случае не достижения какой-либо цели, они легко оставляют ее.
Психическая ригидность усиливается с нарастанием выраженности депрессии. Высокие баллы по Томскому опроснику ригидности Г.В. Залевского обнаружены по взаимосвязанным шкалам «сенситивной ригидности» и «ригидности как состояния» (Залевский Г.В., 1993). Если рассматривать феномен психической ригидности в совокупности с убеждениями, то помимо страха перед всем новым, можно отметить зависимость и не-компетентность — это выражается в нерешительности, потребности в поддержке окружающих. Они нуждаются в близком человеке, но воспринимают его поведение как не-стабильное, не доверяя ему. По мере утяжеления депрессии происходит нарастание психической ригидности, что способствует потере адаптации в виде возникновения фиксированных форм поведения. Характерна склонность к нерешительности и подозрительности, они пытаются угодить окружающим в ущерб себе, склонны к самообвинению, невозможности прощать ошибки себе и другим, уверены в неизбежности неудач в настоящем и будущем, поэтому не видят смысла в попытках что-то изменить в своей жизни.
В группе с депрессией средней тяжести центральные убеждения — «жертвенность», озабоченность тем, чтобы удовлетворять потребности других людей, в ущерб собственным интересам, а также — «жестокие стандарты/чрезмерная критичность» как убежденность в необходимости соответствовать высоким стандартам во избежание критики и «пунитивность», связанная с нетерпимостью к ошибкам.
Между группами депрессий разной степени тяжести есть общие элементы — испытуемые этих групп привыкли действовать в соответствии с привычными схемами, если что-то идет не «по плану», они раздражаются, выходят из себя. Обе группы испытывают потребность в заботе и помощи со стороны других, ищут одобрения с их стороны, одновременно отличаются скрытностью и подозрительностью, не верят окружающим, ожидают, что в любой момент их могут бросить и отвергнуть (схемы «подозрительность» и «эмоциональная депривация»).
Наличие схем, мешающих человеку эффективно удовлетворять свои потребности, не означает, что их надо напролом пытаться «сломать». Когнитивная терапия не сводится к попытке разубедить человека в отсутствии логики у пациента, в иррациональности и неправильности его суждений. Задача когнитивной терапии — в результате работы осмыслить ряд убеждений как неадаптивных, проследить последствия данных убеждений в жизни и сформулировать свой индивидуальный адаптивный ответ, являющийся альтернативным по отношению к «схеме».

Раздел:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.