Участие педагога и психолога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого

Автор: | 28.12.2017

Участие педагога и психолога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого

(Лифанова М.В.)

("Эксперт-криминалист", 2011, N 3)

Информация о публикации

Лифанова М.В. Участие педагога и психолога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого // Эксперт-криминалист. 2011.

N 3. С. 18 – 19.

УЧАСТИЕ ПЕДАГОГА И ПСИХОЛОГА В ДОПРОСЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО ПОДОЗРЕВАЕМОГО, ОБВИНЯЕМОГО <*>

М.В. ЛИФАНОВА

 


<*> Lifanova M.V. Participation of teacher and psychologist in interrogation of minor.

Лифанова М.В., кандидат юридических наук, доцент кафедры криминалистики Института права БашГУ.

Проанализированы вопросы теории и практики участия педагога и психолога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, рассмотрены его процессуальный статус и функции.

Ключевые слова: преступность несовершеннолетних, тактика допроса, подозреваемый, обвиняемый, педагог-психолог.

Theoretical and practical issues of a teacher-psychologist participation during the interrogation of a suspected or accused in the paper. His procedural status and functions are viewed.

Key words: juvenile delinquency, interrogation tactics, accused, teacher-psychologist.

 

Расследование уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних невозможно без использования специальных знаний в области детской, подростковой и юношеской психологии и педагогики. Несовершеннолетние, совершившие преступление, отличаются от взрослых по основным интеллектуальным и волевым характеристикам. Интеллект несовершеннолетних определяется отсутствием жизненного опыта, суженным кругозором, недостаточностью теоретических знаний и практических навыков. Для лиц, совершивших преступление в возрасте от 14 до 17 лет, характерны тревожность, агрессивность, низкий уровень самоконтроля, зависимость от группы, высокий уровень напряженности, черствость по отношению к окружающим, экспрессивность поведения, склонность к риску, подозрительность и завистливость.

Представляется, что в силу возраста несовершеннолетние в большей мере, чем взрослые, склонны к эмоциональному восприятию окружающего мира, тогда как логический анализ сложившейся ситуации может осуществляться ими не в полной мере.

В целях успешного решения профессиональных задач следователь должен выявить, проанализировать и использовать личностные особенности несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого. Так, с учетом характеристик личности можно прогнозировать отношение подозреваемого, обвиняемого к совершенному преступлению и возможному уголовному наказанию. Следовательно, можно предположить, какую защитную тактику изберет несовершеннолетний и своевременно спланировать приемы, способы и методы преодоления противодействия расследованию. С другой стороны, диагностика личности несовершеннолетнего допрашиваемого позволяет определить соответствующие ей тактические приемы, то есть такие способы воздействия на личность несовершеннолетнего, которые будут эффективны в данном индивидуальном случае. Нередко на основе знаний о личности несовершеннолетнего преступника можно сделать предположения о мотивах, целях, причинах и условиях совершенного преступления.

Иными словами, знание личностных особенностей подозреваемого, обвиняемого может быть положено в основу выдвижения версий о совершенном преступлении. И наконец, знание личностных характеристик лежит в основе установления и поддержания психологического контакта с допрашиваемым.

Именно поэтому участие в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, педагога или психолога обязательно.

В процессуальной и криминалистической науке не существует единой точки зрения по вопросу о процессуальном статусе педагога или психолога.

Отдельные авторы полагают, что и педагог, и психолог выполняют процессуальную функцию специалиста, поскольку обладают специальными знаниями в области возрастной психологии и педагогики и содействуют в производстве следственных действий <1>. Так, Е.В. Стрельцова отмечает, что не возникает сомнений, что педагог и психолог являются носителями специальных знаний, и они привлекаются к допросу в качестве специалистов <2>. Поддерживая эту точку зрения, С.В.

Матвеев полагает, что педагог – это специалист, а не какой-либо иной участник процесса, поскольку перед началом допроса ему разъясняются именно права и обязанности, предусмотренные ст. 58 УПК РФ <3>. О.Ю.

Скичко предлагает произвести замену в УПК РФ термина "педагог" на термин "специалист в области возрастной или педагогической психологии" и закрепить его участие, как обязательное, так и факультативное, во всех следственных действиях с участием несовершеннолетних <4>.


<1> См.: Власенко В.Г. Взаимодействие следователя и специалистов при расследовании преступлений // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы: Сб. науч. статей / Под ред. В.В. Козлова. Саратов, 1998.

С. 58; Ложкин С.Б. Процессуальный порядок досудебного производства по уголовным делам о насильственных действиях сексуального характера с участием несовершеннолетних: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 2004.

С. 8; Харчиков А.В. Проблемы изучения и оценки показаний несовершеннолетних на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1996.

С. 11.

<2> См.: Стрельцова Е.В. Тактические и психологические основы допроса несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2007.

С. 19 – 20.

<3> См.: Матвеев С.В. Получение информации от несовершеннолетних, ее оценка и использование в уголовно-процессуальном доказывании: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 7.

<4> См.: Скичко О.Ю. Тактико-психологические основы допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших на предварительном следствии. М.: Юрлитинформ, 2006.

С. 33 – 35.

 

Другая группа авторов придерживается прямо противоположной точки зрения, полагая, что педагог или психолог являются самостоятельными участниками уголовного процесса, наряду со специалистом в области подростковой и юношеской психологии. Так, по мнению И.А. Макаренко, участвующего в допросе педагога, знающего несовершеннолетнего и пользующегося у него авторитетом, следует признать самостоятельной процессуальной фигурой, поскольку он, будучи заинтересован в исходе расследуемого дела, "не вписывается" в статус специалиста <5>.


<5> См.: Макаренко И.А. Криминалистическое учение о личности несовершеннолетнего обвиняемого: Автореф. дис. … доктора юрид. наук. Саратов, 2006. С. 9.

 

Действительно, и педагог, и психолог являются носителями специальных знаний – они обладают познаниями в области педагогики, детской и юношеской психологии. Однако, по нашему мнению, их процессуальный статус отличен от процессуального статуса специалиста.

В соответствии со ст. 58 УПК РФ, специалист – это лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях для решения строго определенных задач. Специалист содействует следователю в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, оказывает помощь в применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, консультирует следователя для постановки вопросов эксперту, разъясняет сторонам и суду вопросы, входящие в его профессиональную компетенцию.

Представляется, что педагог или психолог, участвуя в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не содействуют следователю в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов и не оказывают ему помощи в применении технических средств, хотя иные упомянутые функции специалиста могут ими выполняться. Так, педагог или психолог могут консультировать следователя, помогая ему сформулировать вопросы эксперту, если, к примеру, назначается психологическая или психолого-психиатрическая экспертиза в отношении конкретного несовершеннолетнего. Также педагог или психолог способны ответить на вопросы следователя и суда, связанные с педагогикой или возрастной юношеской психологией.

Но их функции не ограничиваются изложенным. Как правило, педагог или психолог приглашаются для решения совсем иных задач.

По нашему мнению, педагог или психолог в рамках допроса несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого выполняют две функции: оказывают содействие следователю и защищают законные права и интересы несовершеннолетнего. В рамках функции оказания помощи уголовному судопроизводству основными задачами педагога или психолога, как нам представляется, являются следующие.

  1. Педагог или психолог оказывают следователю помощь в установлении психологического контакта с несовершеннолетним. Это особенно важно, если подросток замкнут, необщителен, недоверчив, с трудом налаживает отношения с окружающими.

  2. Педагог или психолог способны оказать следователю неоценимую помощь в изучении личности подростка, выявлении индивидуальных особенностей, специфики формирования личности, что может быть использовано при определении тактики следственных действий.

  3. Важной функцией педагога или психолога является помощь следователю при формулировке вопросов к несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому. Именно педагог или психолог с учетом возраста, степени развития, внушаемости и прочих критериев способен правильно определить содержание и структуру вопросов, а также их последовательность.

  4. Педагог или психолог оказывают следователю помощь в закреплении доказательств, в частности, контролируют правильность изложения показаний в протоколе допроса. Педагог или психолог должны проследить, чтобы в протоколе с использованием тех же самых слов и выражений были изложены все обстоятельства, о которых допрашивался подросток. В этой связи педагог или психолог вправе по окончании допроса знакомиться с протоколом допроса и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей (ст.

    425 УПК РФ).

  5. Педагог или психолог могут помочь следователю при оценке результатов допроса.

В рамках функции по защите законных прав и интересов несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого педагог или психолог способствуют ограждению несовершеннолетнего от нежелательного воздействия со стороны следователя (неверный тон, непродуманная формулировка вопросов и пр.). Целью при этом является охрана психического здоровья несовершеннолетнего от травмирующего воздействия необычной для него ситуации <6>. Соответственно, педагог или психолог выполняют в определенном смысле "правозащитную функцию" <7>.

В этом случае, как мы видим, педагог и психолог выполняют функции, не упомянутые в ст. 58 УПК РФ, то есть не свойственные специалисту. Следовательно, несмотря на общий признак – наличие специальных знаний как у специалиста, так и у педагога или психолога, последние в процессуальном смысле специалистами не являются.


<6> См.: Курмаева Н.А. Использование специальных психологических знаний в уголовном судопроизводстве по делам с участием несовершеннолетних: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саранск, 2010.

С. 21.

<7> См.: Каневский Л.Л. Криминалистические проблемы расследования и профилактики преступлений несовершеннолетних. Красноярск, 1991.

С. 139; Шейфер С.А. Следственные действия. М., 1981.

С. 75, 86.

 

Различие проявляется также в круге процессуальных прав, предоставленных специалисту, педагогу или психологу. Анализ ст. ст. 58, 425 УПК РФ позволяет прийти к выводу, что процессуальные права педагога или психолога несколько уже, чем права специалиста. В частности, в ст. 425 УПК РФ не упоминается право педагога или психолога приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, суда.

Кроме того, не предусмотрен отвод педагога или психолога, тогда как отвод специалиста возможен (ст. ст. 70, 71 УПК РФ).

И наконец, следует отметить, что педагог или психолог – это процессуальная фигура, участвующая в ходе лишь одного следственного действия – допроса. При этом круг следственных действий, в которых может участвовать специалист, не ограничен. Представляется, однако, что участие педагога или психолога в иных следственных действиях было бы весьма рациональным и разумным.

В первую очередь участие педагога или психолога было бы оправданным в рамках очной ставки, проверки показаний на месте и предъявления для опознания, поскольку указанные следственные действия в процессуальном и тактическом смыслах являются более сложными, нежели допрос.