Участие педагога (психолога) в производстве по делам несовершеннолетних

Автор: | 12.01.2018

Участие педагога (психолога) в производстве по делам несовершеннолетних

(Аджиев Н.Н.)

("Российский судья", 2008, N 8)

Информация о публикации

"Российский судья", 2008, N 8

УЧАСТИЕ ПЕДАГОГА (ПСИХОЛОГА) В ПРОИЗВОДСТВЕ ПО ДЕЛАМ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Н.Н. АДЖИЕВ

 

Проблема участия педагога (психолога) в производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних в нашей стране с новой остротой возникла в современное время, так как требования к судопроизводству в связи с реформированием повысились.

Изощренность и многообразие способов совершения преступлений ставят задачи исследования как криминогенных, так и психологических свойств несовершеннолетних для создания цельного представления о личности преступника и разработки превентивных мер психологического порядка.

Знания в области подростковой психологии необходимы при разоблачении несовершеннолетних, подозреваемых во лжи, самооговоре, или даче ими правдивых показаний. Сотрудники органов внутренних дел, не имея специальной подготовки, сталкиваются в ходе расследования уголовных дел с конкретными практическими проблемами.

Опытные следователи считают, что психологически сложно получить правдивые показания от участников устойчивой группы несовершеннолетних. Все участники такой группы утверждают, что преступление совершали спонтанно, как бы всем "в голову пришла вдруг идея", которую оставалось лишь воплотить. Даже при даче правдивых показаний несовершеннолетний стремится уменьшить свою роль в совершенном преступлении, упускает какие-то незначительные, на его взгляд, обстоятельства по делу.

Важное значение имеет установление психологического контакта с несовершеннолетними подозреваемыми при допросе. Экспертные опросы показали, что чаще всего это касается подростков амбициозных, дерзких, неконтактных, в особенности в возрасте 9 – 12 лет и 16 – 17 лет. Мотивы здесь могут быть различными. Например, чувство страха и боязнь своего лидера в группе, самовнушение или зависимость от более сильного человека (материальная, социальная, психологическая и т.д.). Дети и подростки тоньше чувствуют отношение к себе взрослых людей, а тем более в ситуации допроса.

Тем не менее следователям и другим сотрудникам органов внутренних дел не всегда удается найти надлежащий подход к подростку.

Происходящие в стране изменения, в том числе и в правоохранительных органах, заставляют по-иному взглянуть на зарубежный опыт раскрытия преступлений и пересмотреть свое отношение к ним. В ходе расследования преступлений, совершаемых несовершеннолетними, в практике правоохранительных органов зарубежных стран часто встречается использование специальных психологических методов активизации памяти несовершеннолетних.

Правовой основой использования психологических методов активизации памяти (гипнорепродукционного опроса) в России является Закон N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности".

В соответствии со ст. 6 этого Закона при осуществлении оперативно-розыскной деятельности проводятся опросы, наводятся справки, используется помощь специалистов, обладающих техническими или иными специальными знаниями. Каких-либо ограничений в отношении несовершеннолетних не существует применительно к действию данного Закона.

Несовершеннолетние свидетели, потерпевшие, подозреваемые в силу неполного сформирования и потенциально легко травмируемой психики могут забывать криминалистически значимую информацию. В таких случаях возникает необходимость использования при проведении оперативно-розыскных мероприятий психологических методов активизации памяти. В частности, гипнорепродукционного опроса и нейролингвистического программирования (НЛП) как варианта щадящего метода опроса по активизации памяти [3].

Гипнорепродукционный опрос (ГРО).

Он проводится с привлечением специалиста-гипнолога и заключается в использовании специальных познаний для активизации репродукционных активов памяти опрашиваемого лица в целях получения криминалистически значимой информации.

Метод гипнорепродукции основан на одном из важнейших свойств центральной нервной системы закреплять временную последовательность протекающих в ней процессов и сохранять способность к их воспроизведению в дальнейшем.

В отечественной и зарубежной психофизиологии давно отработана методика гипнорепродукционного опроса, доказана ее безопасность для физического и психического здоровья.

Нейролингвистическое программирование (НЛП).

В основе НЛП лежит синтез многих областей знаний: теории систем и хаоса фронтальной геометрии, психолингвистики, нейрофизиологии, кибернетики, научной психологии, техник индийских магов и африканских колдунов. НЛП представляет собой ясную эффективную модель человеческого внутреннего опыта и коммуникации. Используя принципы НЛП, можно описать любую человеческую активность детальным образом.

Это позволяет производить легко и быстро глубокие устойчивые изменения этой активности. Образы локализуются во внутреннем психологическом пространстве личности и кодируются в определенной системе информации – модальности: зрительной, слуховой, тактильной и пр.

Участие специалиста-психолога (педагога) в ряде случаев является не только диспозитивным, а даже императивным условием. Допрос несовершеннолетнего имеет свою специфику, что позволило законодателю посвятить вышеназванному следственному действию специальную статью – ст. 425 УПК РФ, которая размещена в гл.

50 УПК РФ. В названной главе содержатся статьи, составляющие суть особого уголовно-процессуального производства – производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних.

Нас интересует ч. 3 ст. 425 УПК РФ, в которой закреплено требование об обязательном участии педагога или психолога при проведении допроса несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого). Здесь говорится, что "в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно".

Существуют различные мнения, кто именно с уголовно-процессуальной точки зрения является педагогом. Божьев пишет, что в качестве педагога для участия в допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) может быть приглашен гражданин с педагогическим образованием (все равно – высшим или средним), работающий по специальности в образовательном учреждении [1, с. 351].

Некоторые ученые утверждают о возможности участия в качестве такового также воспитателя дошкольного учебного заведения [2, с. 248]. Это приемлемо для педагога, участвующего в допросе не достигшего семи лет свидетеля (потерпевшего).

В.В. Кальницкий придерживается мнения, что в качестве педагога может выступать лицо, не только обладающее специальным образованием, но и имеющее "длительный стаж трудовой деятельности в области детской педагогики" [4, с. 460].

Для участия в допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) может быть приглашен не педагог, а психолог. Кого допустить до участия в допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), не достигшего возраста 16 лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством и (или) отстающего в психическом развитии, – решает следователь (дознаватель и др.).

В Законе отсутствует запрет приглашать для участия в следственном действии в таком качестве психолога по должности, работающего в правоохранительных органах. Но все же, как мне кажется, для обеспечения беспристрастности в следственном действии лучше пригласить постороннего специалиста.

Особым видом использования специальных познаний психолога является производство психологической экспертизы. Практика производства судебно-психологических экспертиз существует с начала 60-х годов прошлого столетия. Предметом подобных экспертиз являются психологические свойства личности (психические процессы, непатологические аномалии психики, менталитационные и возрастные особенности человека, его мировоззрение и т.п.). На разрешение эксперта-психолога может быть поставлен любой вопрос, имеющий значение для правильного разрешения дела, на который в состоянии ответить современная психологическая наука. В процессе судебно-психологической экспертизы определяется, способен ли данный подросток полностью осознавать характер и значение совершенных им действий, а также регулировать свою деятельность в процессе правонарушения.

Решая этот вопрос, эксперт-психолог может ответить на него положительно, отрицательно, а в некоторых случаях может прийти к выводу о том, что подэкспертный не в полной мере осознавал и понимал значение своих действий или, осознавая их смысл, не мог в полной мере руководить своими действиями в процессе совершаемого преступления.

 

Литература:

 

  1. Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности "Юриспруденция" / Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп.

    М.: Спарк, 2002.

  2. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). М.: Кнорус, 2007.

  3. Дымов Г.А. Психологические методы активизации памяти несовершеннолетних в предупреждении и раскрытии грабежей и разбоев, совершаемых несовершеннолетними // Российский следователь. 2003. N 5.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.И. Радченко, В.Т.

Томина, М.П. Полякова) включен в информационный банк согласно публикации – Юрайт-Издат, 2006 (издание второе, переработанное и дополненное).

  1. Кальницкий В.В. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И.

    Радченко; науч. ред. В.Т. Томин, М.П.

    Поляков. М.: Юрайт-Издат, 2004.