Судебно-психологическая экспертиза: тактика работы адвоката с вопросами

By | 31.08.2019
вопрос адвоката

 В статье рассматриваются проблемы формулирования адвокатами вопросов судебно-психологической экспертизы. Особое внимание уделяется тактике работы адвоката: как составить оптимальный список вопросов экспертам, сформулировать нетиповой вопрос, избежать типичных ошибок. Приводятся примеры из практики.

The article addresses the problematic aspects of questioning expert witnesses. Special attention is paid to the tactics that lawyers use: how to make the optimal list of questions, how to formulate an atypical question, and avoid typical mistakes. An example of practice is demonstrated.

вопросы эксперту психологу

В последние годы наблюдается рост числа проводимых судебно-психологических экспертиз. Об этом свидетельствует статистика. В аналитическом обзоре ФГБУ «ФМИЦПН им. В.П. Сербского» Минздрава России за 2015 г., отмечая тенденцию увеличения числа комплексных психолого-психиатрических экспертиз в сравнении с однородными психиатрическими, приводятся данные роста количества психологов, работающих в отделениях, производящих экспертизы. Только с 2006 по 2015 г. количество таких психологов увеличилось на 14% 1.

Возрастающую потребность в производстве однородных судебно-психологических экспертиз отмечают в качестве причины развития инфраструктуры судебно-психологических экспертиз в системе Минюста 2.

Количество проводимых судебно-психологических экспертиз (далее — СПЭ) психологами, не являющимися сотрудниками государственных судебно-экспертных учреждений, не поддается учету, но, судя по общей тенденции, их количество также неизменно растет.

компетенция психолога в экспертизе

Компетенция СПЭ — что надо знать?

Указанные данные делают изучение адвокатами тактических вопросов проведения СПЭ все более актуальными. Навыки работы адвоката с заключениями СПЭ становятся все более востребованными. Одним из важнейших и практически значимым является определение адвокатом того, какие же вопросы может решать судебно-психологическая экспертиза, то есть компетенция СПЭ.

К компетенции СПЭ могут быть отнесены любые вопросы психологического содержания, требующие применения специальных психологических познаний, имеющие отношение к делу и юридическую значимость.

Для адвоката, столкнувшегося с использованием специальных психологических знаний в уголовном или гражданском процессе, важно знать последовательность действий для определения компетенции СПЭ.

вопрос эксперту

Исходя из практики рецензирования заключений СПЭ, анализа типичных ошибок можно рекомендовать следующую последовательность действий:

1. В первую очередь важно отделить вопросы психологические от вопросов правовых.

Например, вопрос «Находилась ли потерпевшая в юридически значимый период в беспомощном состоянии?» — правовой вопрос и не может быть поставлен перед психологами-экспертами, а если поставлен и эксперты на него ответили, то тем самым они вышли за рамки своей компетенции. На практике нередко приходится сталкиваться со стремлением переложить решение некоторых вопросов правового содержания на экспертов-психологов.

Так, перед экспертами ставят вопросы об оценке показаний (правдивости/лживости) или о целесообразности проживания ребенка с одним из родителей, режиме общения с отдельно проживающим родителем. Как правило, проблема заключается в некорректности формулировок вопросов. И названным правовым вопросам можно подобрать соответствующие психологические вопросы, которые входят в компетенцию психологов.

Ответы экспертов на эти вопросы, корректно сформулированные и входящие в их компетенцию, помогают юристам в поисках истины.

Так, вместо вопроса о беспомощном состоянии экспертам-психологам следует задать вопросы:

  • учитывая уровень психического развития, возрастные и индивидуально-психологические особенности, могла ли подэкспертная понимать характер и значение совершаемых в отношении ее действий в криминальной ситуации?
  • учитывая уровень психического развития, возрастные и индивидуально-психологические особенности, могла ли подэкспертная оказывать сопротивление в криминальной ситуации?

Ответы на эти вопросы позволят юристам обоснованно сделать вывод о наличии беспомощного состояния потерпевшей.

2. Далее необходимо отделить вопросы, не требующие специальных познаний, от тех, которые требуют их.

Например, вопрос «Оказывалось ли матерью психологическое воздействие на дочь в период их совместного проживания?» не требует специальных психологических познаний, так как ответ очевиден и не требует специального исследования.

Психологическое воздействие присутствует в нашей жизни повсеместно. Оно оказывается в процессе общения участниками друг на друга.

Психологическое воздействие может быть позитивным и негативным, продолжительным и непродолжительным, однократным и многократным, осознанным и неосознанным, с согласия объекта и без такового, этичным и неэтичным, открытым и трудноуловимым, отличаться изощренностью и другими признаками. Выделяют особый вид — криминальное психологическое воздействие, оказываемое при совершении преступных деяний 3.

Возможно, юристов, задавших вопрос экспертам-психологам, интересовало какое-то особое психологическое воздействие, но они не сумели корректно сформулировать свой вопрос.

Например, вместо общего вопроса о психологическом воздействии, оказываемом матерью на дочь, целесообразнее было задать вопрос: — оказывают ли индивидуально-психологические особенности матери в условиях совместного проживания негативное влияние на психическое состояние и психическое развитие дочери? — учитывая индивидуально-психологические особенности личности, особенности психического состояния, способна ли подэкспертная (ребенок) к выработке и принятию самостоятельного решения по вопросу места проживания?

3. Далее важно разграничить компетенции судебно-психологической и судебно-психиатрической экспертиз.

Психология и психиатрия — самостоятельные области знаний, науки, каждая из них имеет свой предмет.

Однако на практике юристы часто путают предмет и задачи психологии и психиатрии. Психиатрия — одна из отраслей медицины, она изучает нарушения в нервно-психической деятельности и разрабатывает методы их лечения и предупреждения.

Психиатрия изучает патологические состояния. Исследование психической деятельности человека в норме не относится к предмету психиатрии.

Этим занимается психология — наука о психике и психических явлениях, изучающая главным образом психику нормальных людей 4.

Различают три основных класса психических явлений: психические процессы, психические состояния и психические свойства 5.

Психолог не является специалистом в области психиатрии, а психиатр — не специалист в психологии.

Судебно-психологическая экспертиза назначается, когда для установления истины по делу необходимо решение вопросов о психической деятельности человека в следующих случаях:

  1. в отношении подэкспертного лица не возникает сомнения в его психическом здоровье;
  2. проведена судебно-психиатрическая экспертиза, в результате которой: — у подэкспертного лица не обнаружено каких-либо психических расстройств; — у подэкспертного лица обнаружено психическое расстройство пограничного уровня, которое не повлияло на юридически значимые способности (например, у обвиняемого — на способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, у свидетеля — на способность правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания) 6.

Например, вопрос о патологическом аффекте — в компетенции психиатров, а вопрос о физиологическом аффекте — в компетенции психологов, так как физиологический аффект не связан с психическим отклонением.

Если имеются сведения о психическом заболевании ребенка, об остроте реакции на семейный конфликт, то рекомендуется проводить комплексную психолого-психиатрическую экспертизу. И часть вопросов (например, не страдает ли ребенок каким-либо психическим расстройством?) предназначены психиатрам, а часть (например, каковы индивидуально-психологические особенности ребенка?) — психологам.

4. И наконец, имеются методические ограничения проведения СПЭ.

Например, вопрос о перспективах проживания ребенка с конкретным родителем не имеет экспертного решения, поскольку не существует методики, позволяющей учесть все существующие и возможные факторы, которые появятся в будущем и повлияют на психическую деятельность ребенка.

Другой важной и практически значимой для адвокатов задачей является выбор оптимального набора вопросов для экспертов-психологов. Иногда адвокаты считают, что чем больше вопросов они зададут, тем лучше. Это неверно.

Большое количество вопросов, часто повторяющихся по смыслу и не имеющих правового значения, рассеивает исследовательское внимание экспертов, способствует поверхностности, небрежности ответов на них.

Так, в одном из уголовных дел по ст. 132 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) в отношении 9-летней потерпевшей назначается комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, перед которой ставится 7 вопросов:

  • Страдала ли потерпевшая Х какими-либо психическими расстройствами?
  • Страдает ли потерпевшая Х в настоящее время какими-либо психическими расстройствами, имеется ли причинно-следственная связь между имеющимися психическими заболеваниями и действиями преступника?
  • Могла ли испытуемая Х правильно понимать характер и значение совершаемых с ней действий?
  • Могла ли испытуемая Х правильно воспринимать характер и значение совершаемых с ней действий и давать о них показания?
  • Каковы индивидуально-психологические особенности испытуемой Х (склонность к фантазированию, лжи и т.д.)?
  • Могла ли Х по своим индивидуально-психологическим особенностям правильно понимать характер и значение совершаемых с ней действий?
  • Могла ли испытуемая Х по своим индивидуально-психологическим особенностям правильно воспринимать характер и значение совершаемых с ней действий и давать о них показания?

Оставим на совести авторов правильность формулировки вопросов с точки зрения русского языка и применение термина «испытуемая» в отношении потерпевшей. Сосредоточимся на оптимальности выбора вопросов, адресованных психологам-экспертам.

В данном примере мы обнаруживаем типичные ошибки: дублирование вопросов и постановку вопросов, которые не требуют проведения специального исследования.

Вопрос о способности потерпевших по делам о половой неприкосновенности понимать характер и значение совершаемых с ними действий в отношении лиц, не достигших 12-летнего возраста, решен действующим уголовным законодательством — согласно примечанию к ст. 131 УК РФ (Федеральный закон от 29 февраля 2012 г. N 14-ФЗ) эти лица в силу возраста считаются находящимися в беспомощном состоянии.

Ответ на этот вопрос не требует проведения исследования, так как в соответствии с данными возрастной психологии 9-летние дети не могут в полной мере понимать значение действий обвиняемого по ст. 132 УК РФ.

А вот возрастные особенности памяти, внимания, речи, ее индивидуально-психологические особенности (внушаемость, склонность к фантазированию) и состояние, в котором она находилась в юридически значимый период времени, могли существенно повлиять на ее способность давать показания.

Также в вопросах не конкретизируется, о каком времени дачи показаний Х идет речь. Если показания давались ею неоднократно, например на следующий день после происшедших событий и через 3 месяца, то и ответ на поставленный вопрос может быть разный.

Адвокат, защищающий обвиняемого, посчитал недостаточным список из 7 вопросов и дополнил его своими 13 вопросами. К сожалению, далеко не оптимальными. Предложенные адвокатом вопросы, другими словами, повторяли уже заданные.

Всего экспертам в приведенном примере было задано 20 вопросов! Возможно, поэтому эксперты не посчитали нужным отвечать на каждый вопрос, ответили на все одним текстом в несколько предложений.

Вместо перечисленных вопросов экспертам-психологам целесообразнее было задать следующие:

  • имеются ли у Х признаки отставания в психическом развитии, не связанные с психическим заболеванием, существенно влияющие на способность правильно воспринимать обстоятельства, запоминать и давать о них правильные показания? И если имеются, то какие?
  • учитывая особенности психической деятельности Х, ее состояние в период восприятия интересующих следствие событий и конкретные условия восприятия, могла ли она правильно воспринимать обстоятельства дела?
  • учитывая особенности психической деятельности, состояния, индивидуально-психологические и возрастные особенности, могла ли Х давать показания об интересующих следствие обстоятельствах
  • учитывая особенности психической деятельности, состояния, индивидуально-психологические и возрастные особенности, способна ли Х давать показания об интересующих следствие обстоятельствах в настоящее время?
  • имеются ли у Х какие-либо индивидуально-психологические особенности (например, повышенная внушаемость, склонность к фантазированию, зависимость и др.), которые могли существенно повлиять на ее способность правильно воспринимать обстоятельства, запоминать и давать о них правильные показания?
  • имеются ли в представленных документах (протоколах допросов Х) признаки психологического воздействия на Х, оказавшие существенное влияние на ее показания (нехарактерные для уровня психического развития 9-летней девочки обороты речи, чужой лингвистический стереотип и т.д.)?

Все они в компетенции психологической экспертизы и имеют правовое значение.

Ответ на последний вопрос может потребовать участия лингвиста при проведении исследования.

В ряде случаев типовых вопросов судебно-психологической экспертизы недостаточно и приходится формулировать нетиповой вопрос.

Главное при самостоятельном формулировании вопроса СПЭ, чтобы он, с одной стороны, относился к компетенции СПЭ и, с другой — чтобы он имел правовое значение.

Типичными ошибками самостоятельного формулирования нетипового вопроса является несоблюдение этих двух требований.

Для того чтобы избежать этих ошибок, необходимо при составлении нетипового вопроса использовать так называемые экспертные понятия. Именно их теория судебной психологической экспертизы выделяет в качестве предмета судебно-экспертного исследования.

Экспертные понятия имеют юридическое значение и влекут определенные правовые последствия. Они должны рассматриваться как уголовно-правовые понятия, наполненные определенным психологическим содержанием 7.

Экспертные понятия занимают промежуточное положение между психологическими и юридическими терминами. Они не могут быть заимствованы из психологии в неизменном виде, так как должны быть юридически значимыми.

В то же время экспертные понятия нельзя считать полностью правовыми. Они носят междисциплинарный характер. Юридическое значение имеют не диагностируемые экспертом общепсихологические явления, а экспертные судебно-психологические, соотносимые с нормами уголовного права 8.

Например, экспертными понятиями являются:

  • индивидуально-психологические особенности подэкспертного;
  • психическое состояние подэкспертного;
  • причинно-следственная связь между причинением вреда (психотравмирующим воздействием) и возникновением и развитием психических изменений;
  • повышенная эмоциональная (психическая) напряженность, вызванная психотравмирующей ситуацией;
  • нарушение свободы выбора под влиянием психотравмирующей ситуации и др.

Экспертные понятия — это конструкции, которые могут быть использованы при составлении вопросов.

Применение в вопросе экспертных понятий в контексте конкретной юридически значимой ситуации позволит адвокату избежать типичных ошибок самостоятельного формулирования вопросов экспертам.

Например, понятие «нарушение свободы выбора под влиянием психотравмирующих обстоятельств», возникшее применительно к гражданским делам с пороками воли, может быть использовано для формулирования вопросов по уголовным делам.

В частности, когда в рамках позиции защиты необходимо доказать то, что обвиняемый действовал в ситуации угрозы, и эта угроза осознавалась им как реальная.

Например, если в отношении потерпевшей от изнасилования назначается СПЭ, то оптимальными будут типовые вопросы:

  • Имеются ли у подэкспертной признаки отставания в психическом развитии, не связанные с психическим расстройством, и в чем они выражаются?
  • Учитывая индивидуально-психологические особенности подэкспертной, уровень ее психического развития, психическое состояние, в котором она находилась, могла ли она понимать характер и значение совершаемых в отношении ее действий?
  • Учитывая индивидуально-психологические особенности подэкспертной, уровень ее психического развития, психическое состояние, в котором она находилась, могла ли она оказывать сопротивление в криминальной ситуации?
  • Могла ли подэкспертная, учитывая ее психическое состояние, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания?

Если какие-то из них не указаны в постановлении следователем, то адвокат должен дополнить список недостающими вопросами.

Однако если ситуация требует формулирования нетиповых вопросов, то необходимо составить их, используя экспертные понятия. Например, в ситуации, когда потерпевшей 5 лет, 2-й и 3-й вопросы не имеют юридического значения. Однако это не означает, что СПЭ в этом случае не может быть полезна.

Тогда имеет смысл задавать следующие вопросы:

  • Учитывая особенности психической деятельности свидетеля (потерпевшего), его состояние в период восприятия интересующих следствие событий и конкретные условия восприятия, мог ли он правильно воспринимать обстоятельства дела?
  • Способен ли свидетель (потерпевший) давать правильные показания в настоящее время?
  • Имеются ли у свидетеля (потерпевшего) какие-либо индивидуально-психологические особенности (например, повышенная внушаемость, склонность к фантазированию, зависимость и др.), которые могли существенно повлиять на его способность правильно воспринимать обстоятельства, запоминать и давать правильные показания?

Перечисленные типовые вопросы направлены на то, чтобы помочь следствию оценить показания несовершеннолетней, которые могут быть путаными, противоречивыми, неоднозначными и поэтому вызывать сомнение в их достоверности. Адвокат, защищающий интересы ребенка, может дополнить этот список нетиповым вопросом.

Нетиповой вопрос может быть сформулирован следующим образом:

Имеются ли у подэкспертной какие-либо индивидуально-психологические особенности, характерные для детей, переживших сексуальное насилие?

Ответ на данный вопрос входит в компетенцию эксперта-психолога и при этом имеет правовое значение, так как помогает следствию восстановить картину происшедших событий.

Правильное формулирование вопросов экспертом-психологом — одно из условий получения ответов, которые помогут адвокату обосновать свою позицию по делу и, возможно, доказать невиновность подзащитного.

Также важно понимать, что невозможно раз и навсегда дать перечень вопросов, относящихся к компетенции СПЭ, потому, что число их будет расти по мере развития психологии и появления новых научных методик.

автор статьи:

Скабелина Лариса Александровна,

доцент кафедры адвокатуры и нотариата

Московского государственного юридического университета

имени О.Е. Кутафина, кандидат психологических наук, доцент.

Psychological Expertise in Court: the Attorney’s Questioning Tactics L.A. Skabelina

<1> Основные показатели деятельности судебно-психиатрической экспертной службы Российской Федерации в 2015 году: Аналитический обзор / Под ред. Е.В. Макушкина. М.: ФГБУ «ФМИЦПН им. В.П. Сербского» Минздрава России, 2016. С. 77. URL: http://serbsky.ru/images/stories/doc/library/2016/moch-24.pdf.

<2> Секераж Т.Н., Сафуанов Ф.С. О развитии судебно-психологической экспертизы в России и перспективах межведомственного взаимодействия // Теория и практика судебной экспертизы. 2008. N 4(12). С. 64, 69. URL: http://www.sudexpert.ru/files/tipse/2008/sudex_mag_4(12)08.pdf.

<3> Кроз М.В., Ратинова Н.А., Онищенко О.Р. Криминальное психологическое воздействие. М., 2008.

<4> Необходимо уточнить, что существует патопсихология — практическая отрасль клинической психологии, которая изучает психику (память, мышление, внимание и пр.) людей с патологиями нервно-психической деятельности.

<5> Маклаков А.Г. Общая психология: Учебник для вузов. СПб.: Питер, 2008. С. 24.

<6> Секераж Т.Н., Сафуанов Ф.С. Указ. соч. С. 65.

<7> Секераж Т.Н., Сафуанов Ф.С. Указ. соч. С. 65.

<8> Там же.

Ключевые слова: судебно-психологическая экспертиза, тактика работы адвоката с судебно-психологическими экспертизами, типовые вопросы судебно-психологической экспертизы.

Key words: judicial psychological expertise, tactics of work of the lawyer with psychological expertise, standard questions of judicial psychological expertise.

Литература

1. Секераж Т.Н. О развитии судебно-психологической экспертизы в России и перспективах межведомственного взаимодействия / Т.Н. Секераж, Ф.С. Сафуанов // Теория и практика судебной экспертизы. 2008. N 4(12). С. 60 — 71.